Каспийский осётр

Gorbanevsky
Print PDF
Gorbanevsky из MyBlog в Май 29, 2012
Тэгов в: Нет тэгов 

    В 6 часов утра я был уже на махачкалинском волноломе. Море   тихое, ласковое,  волны лениво   лизали  почерневшие  от солнца и моря    каменные глыбы. Вода была   исключительно прозрачная, видимость составляла   10, а то и 15 метров.  Такая видимость бывает очень  редко и,  как правило, при такой видимости,  рыбы   в прибрежных водах   моря  не бывает.

    Я сделал  несколько лёжек, но безрезультатно,  рыбы  действительно   не было.

Вокруг плавали полупрозрачные рыбки – катаринки, небольшие стайки мелкой воблёшки, что - то щипали в водорослях, то там, то сям  из -  под  камней  выглядывали  бычки. 

    После очередного погружения  я всплыл на поверхность отдышаться, разворачиваюсь вдоль волнолома и    вдруг вижу под собой  осетра. Откуда он взялся и почему при такой видимости я его не заметил раньше, было  непонятно. Осётр  находился  подо мной  на глубине1,5 ми, странное дело,  не уплывал.  Гарпун в ружье   был снабжён одинарным наконечником и, тем не менее,  я засомневался стрелять или не стрелять, ведь  осётр был крупный. Мысленно   перекрестившись, я нажал на спусковой крючок, целясь  в горб  спины.   Гарпун вонзился в осетра  с глухим   звуком -  «дуп..»,  аналогичному тому,  если бы  он вонзился в ствол  трухлявого   дерева.  Я весь напрягся и был готов ко всему, но осётр даже не дёрнулся. «Странно» - мелькнуло у меня  в голове. Я начал грести ластами  к  бетонным сваям.  Встав  на сваю и  подтянув осетра  к себе, я стал  его рассматривать:  глаза ясные, жабры красные, жаберные крышки  двигаются, тело  не повреждено и имеет  естественный окрас, вроде  всё в порядке и находился он в воде в правильном положении. Тогда почему он меня не испугался  и   абсолютно не отреагировал на выстрел,  для меня это  было загадкой.

     При помощи ножа я извлёк из тела осетра гарпун  и,  мне  ничего не оставалось делать, как плыть  к берегу.  Конечно, можно бы было  привязать осетра  к свае и ещё поохотится, но рыбы не было, поэтому я решил  возвратиться.   Закуканив  осетра я   поплыл. 

      До фарватера  плыву  не торопясь.   Осетра держу  в левой руке на верёвке,  при этом почти не ощущаю  его вес.  Подплывая к фарватеру,   я тревожно смотрел на пирс,  откуда вот – вот  должен  был отправиться в плавание  танкер.   Ждать,  пока  судно  пройдёт, я не стал и  решил «проскочить».  Проплыв метров 30 я увидел, что танкер отвалил от причала.

       Гребу ластами изо всех сил, зная,  что танкер, тем более пустой,   идёт очень быстро.  Мышцы на  бёдрах  деревенеют, сердце бешено колотится, очень уж  не хочется встретиться  с  судном  на середине фарватера.  Его огромные винты  создают  такие    водовороты,  что  стоит больших трудов  удержать себя на плаву. В такой ситуации  перестаёшь ощущать   ластами воду, теряешь опору, страх  попасть под   смертельные винты  стремится    парализовать  силу воли.  

    Разумнее конечно было бы  пропустить  судно, а затем спокойно  плыть дальше, но  он стоял  у пирса и я не знал, когда он отчалит.

       Гребя к берегу,  я вдруг отчётливо почувствовал,  какой же осётр тяжёлый и как он  мешает   плыть. Но, слава Богу,  фарватер позади. Я с облегчением вздохнул.  Теперь, подплывая к берегу,   предо мной встала  другая задача – как доставить осетра домой?  В этот день  я пришёл на море пешком и без мешка под рыбу,  это серьёзно усложняло задачу.        

       Подплыв к берегу,  я   привязал осетра к грузовому поясу и  утопил его на двухметровой  глубине.  Сам вышел на берег,  достал спрятанную одежду, переоделся и  быстро зашагал домой за мотоциклом и мешками. 

       Через час я возвратился.   На берегу никого не было. Разделся,  надел маску  и,    через несколько минут,   извлёк  осетра из  воды.  Один мешок натянул  на осетра со стороны головы, другой, со стороны хвоста, перевалил рыбину  через бензобак мотоцикла и   помчался домой. 

         Дома я   его   взвесил,  в осетре оказалось 18 кг.   Вскрытие   показало  что, стреляя в спину наугад, я случайно  попал ему  в центральную нервную систему и перебил её.  Тут я и понял,   почему осётр   не «буянил».

       Позже,     подводные охотники  из городов  Избербаш  и Дербент, имеющие  достаточно богатый   опыт встреч с  рыбами  осетровых пород,    рассказывали мне свои истории, когда приходилось под  водой  доставать  нож и обрезать линь, чтобы не потерять ружьё.  По их словам,  мне    крупно повезло, что так всё закончилось.

     Я  ещё не раз  встречался на  Каспии  с  этими сильными,  шипастыми  рыбами, но  не стрелял. 

 

 

   Работая на Мангышлаке  с 1983 по 1985 годы и,  общаясь с местными жителями, мне довелось услышать поучительную историю об одном подводном охотнике, который  погиб, решившись добыть  белугу.

    Произошло это  в прибрежных водах у города Шевченко, ныне Актау республики Казахстан.  Берег здесь глубокий, вода практически всегда  холодная и  прозрачная.

         Как - то  в один из дней,    местный    подводный охотник, пошёл на подводную охоту и  не возвратился  домой. Его искали несколько дней на суше и на море. Через пять дней  его труп был  обнаружен  в двух милях от берега в открытом море, а рядом  туша, вздувшейся  белуги. Белуга была очень крупная, в пределах150 кг.   Произошла трагедия, погиб человек. А случилось  это так:

    Некоторые охотники имеют  привычку   прикреплять с помощью удавки ружьё к руке, видимо, боясь его  потерять. Так и этот охотник,   прикрепив ружьё к руке,  стал охотиться. На него вышла    белуга.  После выстрела рыбина рванулась  так сильно, что, как я полагаю, напором воды сорвало маску с лица, затем  рыбина потянула его вглубь,  предпринять, что - либо, охотник просто не успел.  Таскала белуга  его до тех пор, пока не здохла, а затем, когда пошли процессы брожения, оба трупа всплыли на поверхность где их и нашли.

     Бывает и такое, когда,  например,  охотник на глубине, на последних секундах перед всплытием,  увидев рыбину,  стреляет. Гарпун  вонзается  в затопленное дерево, глиняный берег,  застревает  в  корнях или в камнях, превращаясь  тем самым в якорь.     Надо всплывать, а  удавка на руке  не позволяет этого сделать и  человек погибает.   

     Из всего этого   следует, что ружьё никогда нельзя   прикреплять  к руке.

 

У вас недостаточно прав для комментариев.