Новые технологии в подводной охоте: интервью с экспертом «Лаборатории подводной охоты» Олегом Гаврилиным

Гаврилин
О.Гаврилин расскажет:

  • Хай-тек в подводной охоте: новые тренды на современном рынке снаряжения
  • Компресионный неопрен: революционная инновация?
  • Почему «сэндвич» бывает лучше чистого карбона
  • Роллерган: принцип действия, достоинства и недостатки, сфера применения
  • Самая нужная инновация: спасательное оборудование для подводного охотника

 

А.КУЗНЕЦОВ: Доброго времени суток уважаемые слушатели! В эфире «vodolaz-radio». Тема нашей сегодняшней программы: «Новинки в снаряжении для подводной охоты». Сегодня мы обсуждаем новые тенденции и новые технологии в нашем нелегком деле. Поговорить на эту тему, мы пригласили известного эксперта в области трофейной подводной охоты, руководителя веб-портала «Лаборатория подводной охоты», журналиста, подводного охотника – Олега Гаврилина. Здесь в Новороссийской студии – Кузнецов Александр и Михаил Кузнецов. Всем привет!
 
М.КУЗНЕЦОВ: Здравствуйте уважаемые слушатели! От себя добавлю, что Олег всегда является человеком, осведомленным в том, где какие новинки появляются. Он всегда узнает об этом одним из первых. И я думаю, нам всем будет интересно узнать, что происходит сейчас на рынке профессионального подводного снаряжения? Какие тенденции существуют? 
 
О.ГАВРИЛИН: Добрый день господа! Добрый день радиослушатели, и коллеги: Михаил, Александр. Рад вас снова всех слышать, и надеюсь в скором времени и видеть. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Мы тоже очень рады. И даже больше скажу – мы ждали эту программу с нетерпением. Потому что и сами надеемся услышать что-то новое и интересное, и надеемся расширить свой кругозор. В качестве вступления, скажу, что новые технологии играют в нашей жизни огромную роль. Мир очень стремительно меняется на наших глазах, и многие вещи, которые в нашем детстве мы видели в фильмах фантастики, сейчас являются частью нашей повседневной жизни. И было бы странно, если бы подобные вещи не затронули бы сферу подводной охоты. Здесь так же идет развитие технологий, постоянно появляются новинки, и это непрерывный процесс. В нашей программе, мы постараемся взглянуть на эти вещи в их развитии. Олег, тебе слово. Расскажи, пожалуйста, что ты видишь? Какие сейчас существуют тенденции  в снаряжении? Что нового и интересного происходит? 

О.ГАВРИЛИН: Мне, не хотелось бы начинать интервью с таким грустных слов, но откровенно говоря – я не вижу каких-то «радостных» технологически осознанных тенденций. С моей точки зрения, сейчас дело в том, что подавляющее число операторов этого рынка крупных брендов, которые, в общем-то, и ведут этот рынок за собой, немного не на том сконцентрированы. На мой взгляд, достаточно часто, люди – дизайнеры, менеджеры, больше думают о том, чтобы раз в год или чаще организовать выход той или иной новинки. Как правило, это приурочено к какой-то дате или событию. К примеру –  «Золотой Дельфин» – у нас в России. Причем «революционность» этой новинки, и я не зря беру это слово в кавычках, в большинстве случаев заключается в том, что никому в голову не приходило сделать именно это, потому что, просто в этом не было смысла. То есть получается, в итоге, либо очень дорогой продукт, либо избыточно сложный, либо он вообще не нужен. Сейчас возникает тенденция создания новинки –  «ради новинок».  
 
А.КУЗНЕЦОВ: То есть – чистый маркетинг? 
 
О.ГАВРИЛИН: Да! «Улучшайзинг». Просто чтобы создавать какие-то информационные поводы, чтобы о тебе кто-то, что-то написал. При этом, пользуясь совершенно странными, вообще не имеющими к подводной охоте и фридайвингу, вещами и поводами. Например, привлекают к созданию и проектированию той или иной вещи, какого-то известного дизайнера. И вот они проектируют какую-то новую маску. Она появилась. Или еще что-то, какие-то новые виды камуфляжа. Я считаю, что в принципе, в данный момент подводная охота, также как и фридайвинг (я не имею в виду именно снаряжение) подошла к некому своему фундаментальному пределу. И этот предел обусловлен тем, что вся современная подводная охота и весь современный фридайвинг, все снаряжение для него, базируется на тех вещах, которые были изобретены, разработаны и придуманы достаточно большое количество лет назад. И в настоящее время мы можем всего лишь это улучшать. Можно сказать, что существует некая цикличность снаряжения для подводной охоты. К примеру: первые изобретенные ружья были с резиновыми боем. Потом появились пневматические ружья, и они очень быстро вытеснили арбалеты, потому, что резина была некачественной. Совсем недавно люди научились делать новые хорошие тяг из хорошего латекса. Научились соизмерять внешний и внутренний диаметр тяги таким образом, чтобы она была наиболее эффективной. И длинные морские арбалеты практически полностью вытеснили «пневматы», оставив «пневматам» небольшую нишу в пресноводной охоте и в море на риф-хантинге. То есть развитие оружия для подводной охоты шло по такой схеме: арбалеты – «пневматы» – арбалеты. Сейчас я вижу достаточно быстрый рост популярности таких ружей, как Омер-арбалет. Вы, наверное, знаете такой «пневмат»?
 
А.КУЗНЕЦОВ: Да, знаем. 
 
О.ГАВРИЛИН: Кстати «новая тенденция» не является абсолютно «только что изобретенной». Я имею в виду роллерганы. По сути роллерганы были изобретены Джеком Продановичем 25-30-ть лет назад. Но, в то время они просто не приобрели популярность, в связи с тем, что уровень металлообработки был недостаточный. Хотя бы для того, чтобы в каких-то полукустарных условиях делать эти ружья. Плюс к этому была плохая резина. Сейчас я вижу четкую тенденцию в том, что в производстве морских арбалетов старших больших размеров – от метра тридцати, очень многие производители, такие как Райки, Каиджи, некоторые «европейцы», начинают «смотреть» в сторону роллерганов. То есть, это ружье, уже большое, с большой плавучестью, с большой инерцией. Оно не приобретает чрезмерной негативной плавучести, если на него поставить головку с роликами. И соответственно, у него не появляется, какая-то столь уж заметная большая отдача. Первыми из «европейцев», кто шумно анонсировались в этой зоне, были –  бушат-рволюшн. То есть мы все знаем это ружье: буша Марлин Революшен.
 
А.КУЗНЕЦОВ: Да.
 
О.ГАВРИЛИН: Так вот. Так же, как и в случае с обычным ружьем, в Европе пошли немножечко не до конца. То есть, сделали достаточно хорошую «голову», приличный ствол и опять прилепили к нему обычную пластиковую рукоять со всеми ее недостатками. Вместо того, чтобы пойти немного дальше в сторону таких уже –  морских ружей, в которых к монолитному стволу, крепится рукоять снизу. И такая рукоять не несет нагрузки. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Олег, давай рассмотрим  чисто техническую сторону этого роллергана. Вообще что это за «зверь»? Как оно функционирует?
 
А.КУЗНЕЦОВ: Миша, я, наверное, прерву тебя. Если мы сейчас начнем говорить про роллерганы, то мы «проедем» все остальные новинки. Давайте, сейчас чуть-чуть дальше пройдемся и поговорим, о том, что еще есть кроме роллерганов? Я думаю, что это наверняка не единственная вещь, которая сейчас испытывает какие-то изменения. Наверняка происходит что-то и в плане неопрена для гидрокостюмов, и в отношении материала из которого делают ласты. И карбон, я думаю, тоже как-то «эволюционировал». Давайте об этом чуть-чуть подумаем. И тебе, наверняка, есть, что рассказать на эту тему. Ведь ты недавно приехал из Греции, где все это видел, руками трогал.
 
О.ГАВРИЛИН: Хорошо, давайте продолжим. Если свести все воедино, то можно сказать, что все инновации, которые появляются  или могли бы появиться на рынке подводной охоты и фридайвинга, обусловлены следующими тремя основными причинами. Первая причина – это изменяющиеся технологии. То есть появляются новые технологии, новые материалы, мы начинаем что-то делать. Вторая причина – изменяющиеся потребности подводных охотников. Если раньше подводные охотники ныряли неглубоко, то можно было и обойтись, какими-то обычными ластами из полимерных материалов и не нужно было ни карбона, ни всего прочего. А сейчас кто уже только не ныряет на 30-ть!
 
А.КУЗНЕЦОВ: Да, раньше это было только уделом очень подготовленных людей, которые всю жизнь тренировались. А сейчас, в принципе, даже начинающий, пройдя курсы, вполне может рассчитывать на то, что он может нырнуть на «тридцатку».
 
О.ГАВРИЛИН: Совершенно верно. И третья тенденция в том, что просто вокруг нас меняется мир, а подводная охота вынуждена следовать за ним. Простейший пример: все больше подводных охотников, начинают летать куда-то заграницу, или осуществлять какие-то достаточно долгие перемещения и таскать все это с собой в багаже. Поэтому появляются такие варианты, как ружья с изменяющимися габаритами. Это ружья – Райф, Евро тревел Сериус. Это старшие модели ружей Си-4, (по-итальянски чикватро),  у которых тоже изменяется длина. Но опять же, хочу подчеркнуть, что в основном, я не вижу в этом каких-то «откровений». Вижу некие попытки соответствовать. Да и то, не с точки зрения функционала, а с точки зрения бизнеса. К примеру, ружье «Райф евро треверел». Это деревянный арбалет, который разбирается напополам. Разбирается арбалет и собирается отдельно гарпун. В принципе идея хорошая. Но нужно четко понимать, что когда человеку дают ружье, которое он может легко собрать и разобрать, то надо помнить, что с этим ружьем еще неплохо было бы охотиться. Получается, что если мы собрали-разобрали ружье, то гарпун, у которого резьбовое соединение, мы должны полностью закрутить и желательно еще посадить на какой-то хороший герметик. Чтобы гарпун ни в коем случае при выстреле или при каком-нибудь скользящем ударе об камни не начал раскручиваться.
 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Олег, я хотел бы уточнить: гарпуны тоже делают разборными?
 
О.ГАВРИЛИН: Да, конечно. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: А какой смысл, если гарпун неразборный? Как ты его повезешь? 
О.ГАВРИЛИН: Разборный гарпун, новый, ты покупаешь в разобранном виде. И если ты его просто собрал – скрутил руками или пассатижами, и два раза из него выстрелил, то он откручивается на пол-оборота, и в дальнейшем рыба его, либо согнет, либо сломает. Понимаешь? 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Да. 
 
О.ГАВРИЛИН: Если ты «посадишь» его на хороший крепкий герметик и поохотишься с ним, то потом ты его уже сам не раскрутишь. Тебе придется нести его в автомастерскую, греть автогеном, зажимать в тиски и так далее. То есть разборный-то он получается – весьма условно. Вроде бы ты платишь за разборное ружье и ожидаешь от этого некого взрывного роста функционала. А этого не происходит – ты в итоге, все равно имеешь «головняк». Так же обстоит дело и с ружьями «Си-4», у которых меняется длина, за счет того, что передняя часть ружья выдвигается в заднюю. И когда ты везешь такое ружье куда-то за границу, ты все равно везешь длинные гарпуны. Это, во-первых. Во-вторых, изменяя у ружья длину таким произвольны образом, ты серьезно меняешь его балансировку. И плавучесть ружья все сильнее уходит назад к рукояти. Это приводит к тому, что держать ружье становиться все сложнее и сложнее. Например, когда ты долго ведешь рыбу по прицельной линии. То есть ничего хорошего из этого не получается. Хочется, чтобы уже произошел какой-то «рывок». 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Но пока мы можем только помечтать об этом?
 
О.ГАВРИЛИН: Да, к сожалению. Помечать и предположить: а что бы могло быть такого? 
 
АКУЗНЕЦОВ: А что, действительно? Разборные ружья были бы реально хорошей вещью для тех, кто путешествует. Кстати эта транспортную логистику, логистику авиаперевозок, которая, сейчас, стала гораздо легче, доступнее и понятнее людям, тоже можно внести в список новых технологий на службе подводного охотника. Так ведь? Если раньше человек мог охотиться только в своей речке, в озере или в море, то сейчас человек даже со средним уровнем дохода  может себе позволить поехать и понырять в океане. 
 
О.ГАВРИЛИН: В принципе, да. Ведь если сейчас путевка в Астрахань по стоимости сравнима с поездкой в Тайланд, когда ты брешь горячий чартер, то о чем тут еще можно говорить? 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Фактически получается, что сейчас более бюджетно можно съездить, например, в Турцию. 
 
О.ГАВРИЛИН: Да, как вариант. Съездить и воспользоваться там всеми благами. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Вот. То есть это еще одна новая полезная технология. А из нее уже вырастают все остальные. 
 
О.ГАВРИЛИН: Согласен. Это то, о чем я говорил раньше: мир меняется, поэтому подводная охота тоже вынуждена меняться вслед за ним. О чем еще можно поговорить, что вы еще хотите услышать? 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Вот, Миша, недавно был в Греции, видел там какой-то новый компрессионный  неопрен и гнул новый греческий карбон. Может он расскажет нам свое видение этого? 

М.КУЗНЕЦОВ: Да, я был в Греции на нескольких, условно говоря, фабриках. Это не цеха конечно, как обычно понимается под фабрикой, это некие комнаты. То есть все это –  несколько кустарное производство. Но, тем не менее, это все очень даже приличного качества. Включая карбоновые ружья и карбоновые лопасти. Это все изумительного качества! Мы были в Блю-Текесе. Я посетил фабрику Инблю, в городе Волос. Кстати разработчик и владелец фирмы Инблю – 4-х кратный чемпион Греции, Димитрис Центос. То есть человек, который имеет большие заслуги в Греции, и на мировом уровне тоже. Он участвовал в нескольких чемпионатах Мира, в том числе и в Чили, где я первый раз его и  увидел. Тогда мы с ним еще не познакомились, но я его помню именно по соревнованиям в Чили. Теперь несколько слов по поводу неопрена. Греки почему-то любят использовать Heiwa AWS. Это очень хороший неопрен, очень эластичный и компрессионный. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Ты не мог бы рассказать об этом неопрене поподробнее? Многие люди вообще не знают, что существует такой – «компрессионный неопрен». Это мы только об этом рассуждаем, потому что мы об этом слышали. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Компрессионный неопрен, это такой вид неопрена, который на больших глубинах не сильно сжимается. То есть он сжимается меньше, чем любой другой неопрен. Для чего это нужно? Для того, чтобы когда ныряешь глубоко у тебя бы не было большого перепада в грузах. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: И наверно, в теплоотдаче? 
 
М.КУЗНЕЦОВ: В теплоотдаче – естественно. Что я заметил, используя этот неопрен? Когда идешь вниз, и ты подходишь к нулю очень плавно и также плавно уходишь в минус. Нет такого крутого «пике» как при использовании обычных костюмов. Когда подходишь к нулю, а потом просто валишься вниз неконтролируемо. При использовании этого компрессионного неопрена ты подходишь к нулю и уходишь в минус – очень плавно, контролируемо и прогнозируемо. И поэтому тебе не так страшно. И естественно в таком костюме легче всплывать. 
 
АКУЗНЕЦОВ: Да, потом что ты сохраняешь нейтральную плавучесть на большой глубине.
 
М.КУЗНЕЦОВ: Верно. Для сравнения: на глубине 32- а метра в четырехмиллиметровом костюме я сбросил пояс и начал потихоньку всплывать, и я чувствовал, что у меня ноги начали подниматься.  
 
А.КУЗНЕЦОВ: Для тех, кто не ныряет глубоко наверно нужно пояснить этот момент. Если люди не пробовали погружаться достаточно глубоко, многие не знают этого эффекта. При нырке на приличную глубину, как бы вы умело не отгружались, в определенный момент вы начинаете просто  –  резко падать. И естественно всплывать потом тоже с большой глубины очень тяжело. Потому что обычный неопрен сжимается источается, и то, что было пятеркой становится двойкой и единицей. И плавучесть очень резко и очень сильно падает. С компрессионным неопреном этого не происходит. Попробуем еще пофантазировать на тему карбона? Что-то происходит, или все уже изобрели? 
 
О.ГАВРИЛИН: Наверно нужно расширить этот вопрос. Давайте поговорим не просто о карбоне, а вообще о волокнах  в принципе. Потому что перечень всех материалов, из которых можно изготавливать высокоэффективные лопасти одним углеволокном и карбоном не исчерпывается. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Это было бы очень интересно!
 
О.ГАВРИЛИН: Есть стекловолокно – известный материал, и люди начинают экспериментировать и с базальтом, и с различными «пабриками», то есть предварительно тканым материалами. Различные компании в основном расположенные в центре: в Германии, Японии, в США, выпускают большое количество этих самых «пабриков» но в основном для автомобильной и авиационной промышленности. В состав таких «пабриков» входят волокна из самых разных материалов. Это может быть «пабрик», у которого ты можешь под нужным тебе углом уложить кивлар, карбон и стекло. И на основе этого сделать материал с теми свойствами, которые тебе нужны. То есть ты непосредственно можешь их задавать. Потому что, в принципе, из чего раньше же делали ласты? Как говорится: «бытие определяет сознание». А в данном случае доступный материал определял характеристики изделия, которое ты можешь сделать. Почему раньше все делали ласты из стеклотекстолита? Почему все считали, что они самые лучшие? Просто потому, что на мастеров, которые все это делали, влиял экономический аспект. Мастер пошел куда-то, к примеру, на строительный рынок или на склад, и купил себе стеклотекстолит. И у этого стеклотекстолита из положительных характеристик есть только две: его дешевизна и то, что он является диэлектриком. Такой материал идет на изготовление печатных плат. И вот из него делали ласты, и считалось, что это хорошо. Потом стали делать какие-то ласты из карбона. И также насчет карбона! Все говорили о нем, не задумываясь о том, какой это карбон? Карбон очень сильно может отличаться по характеристикам волокна, по самому угольному волокну. У него может быть разная упругость, разная жесткость на разрыв, разная жесткость на изгиб и так далее. Могут быть разные плетения: «твио», «плейн». Очень разные размеры ячейки могут быть. И так далее. Но практически всегда, во всех случаях просто тупо брали какую-то ткань, которая давала тем или иным образом, переплетенное под углом 90 градусов волокно. Вот и все! И из этого выпекали какие-то ласты – какие-то были лучше, какие-то хуже. Карбоновые ласты, как правило, работали немножечко лучше, чем «стекло» по одной простой причине. 

Карбон он более гигроскопичен и лучше смачивается материалом матрицы, непосредственно смолой.

Поэтому ласты изготовленные таким полукустарным производством получались более качественные и служили такие ласты более долгое время. А со стеклом добиться этого в не заводских условиях практически невозможно. Потому что стекловолокно очень сильно электризуется. И его, как волокна – практически нет, оно превращается в вату. Поэтому его всегда крутят в нити, под названием роллинг. Это усилие скручивания удерживает волокно от распушения. И уже из этого роллинга делают какую-то ткань. Поэтому она в принципе получается с меньшим модулем упругости. И еще «стекло», в силу того что сильнее электризуется –  отталкивает от себя смолу. Карбон можно выпекать при атмосферном давлении. А для качественного «стекла» совершенно точно нужен вакуум. И нужно, чтобы материал матрицы проникал внутрь ролика, все смачивал, и все получалось бы хорошо. Все эти манипуляции привели вот к такому результату. Несмотря на то, что стекло намного дешевле, чем карбон, как материал, для того чтобы делать ласты одинакового качества в стекло приходилось вкладывать большее труда. Приходилось покупать более дорогие станки. Технологический процесс был более длительным. Потому что и карбоновые и стеклянные ласты при схожих характеристиках стоили одинаково. Просто карбон был помоднее, поэтому он и «выиграл рынок». А сейчас достаточно большое количество людей ныряет и имеет доступ к различным предприятиям, где ведется работа только с волокнами в больших объемах. Например, я сейчас начинаю ставить очень интересные эксперименты с ластами по одной простой причине. Мой товарищ является владельцем  крупного тюнингового ателье. Он за месяц изводит карбона больше, чем компания Си-4, наверно за год. Поэтому я могу позволить себе ставить какие-то эксперименты. Также, я разговаривал с некоторыми людьми, у которых тоже появились такие возможности, они тоже работают в этом направлении. И основанная тенденция экспериментов в настоящее время  –  работа с «сэндвичами». То есть люди экспериментируют над ластами: «карбон-стекло-карбон» или «стекло-карбон-стекло».  
 
А.КУЗНЕЦОВ: А в чем смысл этого? То есть «сэндвич» может по характеристикам превзойти чистый карбон? 
 
О.ГАВРИЛИН: Кончено сможет. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Вот этот момент очень интересен. Потому что постоянно попадаются высказывания людей в интернете. На форумах, люди спорят, доказывают: что же лучше – «сэндвичи» или чистый карбон? И те, кто впервые покупает ласты, тоже сталкиваются с этой проблемой. 

О.ГАВРИЛИН:  Тут получается неоднозначная ситуация, когда люди говорят – у меня «чистый карбон». Чистый карбон чистому карбону рознь.

Если ты купил в Китае, к примеру, на стройке, рулон углеткани это естественно не говорит об ее качестве. Неизвестно, когда она произведена, как она хранилась и какой у нее модуль упругости. И ее цена  –  3 евро за квадратный метр. И ты у себя на кухне мажешь ее «эпоксидкой» в несколько слоев, и после высыхания, ты вырезаешь ножницами ласты. Потом приклеиваешь на них этикетку, например: «Царь глубины» и кому-то их продаешь. Да – это чистый карбон. Но ты их сгибаешь, а они хрустят. А немецкие и японские карбоны стоят соответственно где-то от 20-ти евро за метр. Получается это при крупном хорошем опте. Но у этого продукта уже абсолютно другие характеристики. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: То есть те, кто даже на фабриках  делают карбоновые ласты, проходят не весь технологический процесс? Часть материала фабрики получают уже в готовом виде? 
 
О.ГАВРИЛИН: Я могу сказать, что углеволокно и «фабрик» из углеволокна выпускают порядка 4-х, 5-ти  предприятий в мире. И все!
 
А.КУЗНЕЦОВ: Честно говоря, я это подозревал. 
 
О.ГАВРИЛИН: Да. А в остальных случаях, закупается полуфабрикат, и уже из этого полуфабриката делают какие-то изделия. Вот и все! Потому что лидерами в производстве карбоновых и вообще композитных  высокомодульным волокон всю жизнь являлись три страны: Япония, США и Россия. Точнее не Россия, а Советский Союз. То есть Россия, сейчас продолжает некоторым образом пользоваться этим наследием. С той лишь точки зрения, что она практически потеряла рынок карбона, но в России достаточно хорошо развито производство стекла, базальта и кевлара. Назовем его не кевлар, потому что название «кевлар» принадлежит компании Дюпон. У нас его называют – руссар и аммор. Вот это два вида волокон, по сути нетарамидные волокна, которые соответствуют кевлару. 
А.КУЗНЕЦОВ: Здесь мы прикоснулись к тайне, которую мы попытались раскрыть в одной из прошлых программ. Люди потом спорили в комментариях на тему того, что в Греции на небольших предприятиях-фабриках делают карбоновые ласты. И действительно ли их там делают? Или привозят полуфабрикат и «доводят его до ума». 
 
О.ГАВРИЛИН: Ну что такое – полуфабрикат? Я сейчас поясню, в каких вообще видах продается карбон. Карбон продается в виде волокна. Волокно это конкретно – катушка, на которой намотана тонкая-тонкая, даже не нить, а тонкое волокно. Далее. Из волокна могут «свить» какую-то нить, если кому-то это нужно. Это второй вид полуфабриката. Практически, все эти полуфабрикаты, которые я перечислил, абсолютно не нужны для производства, как ласт, так и ружей.  Для того, чтобы производить ласты или ружья производителю нужен «фабрик», нужна ткань. На этих же самых предприятиях, где выпускают  волокно и нити, ткут и эти ткани разного вида:  «в елочку»,  «в рубчик», «в квадратик» и так далее. То есть просто тряпка – только она сделана из карбона. И в основном, ласты, делают именно из нее. Точно так же, как и большинство каких-то бюджетных подводных ружей. Есть еще один вид полуфабриката значительно дороже, и называется он «карбон припрек». Что это такое? Попробую описать. Представьте себе бумажку – кальку, в которую пищевые продукты заворачивают. На эту бумажку накладывается слой матрицы – эпокисдный или полиэфирный, или какой-то еще. То есть  слой смолы. И на эту смолу в одном направлении укладываются волокна, они все параллельны. Это так называемый «юди карбон» (от слова юнидименшенал или однонаправленный). Или же просто клеится тряпка сверху, но так делается реже. Так как, именно «припрекр» как правило – нужен всем. Так вот, клеится тряпка, и он закрывается второй этой штучкой и кладется в холодильник. И лежит в холодильнике и ждет своего часа. Потому что если его не держать в холодильнике он очень быстро полимеризируется и застывает. Когда тебе что-то нужно, ты пишешь на эту фабрику и заказываешь какое-то количество карбона припрек с нужными тебе характеристиками, и его присылают. Присылают в специальном ящике со льдом или в промышленном рефрижераторе. Ты достаешь эти листы, накладываешь их на матрицу и гнешь из этого, например, карбоновые ружья сложной структуры. То есть выложил, сверху обернул карбоновым «фабриком». Ведь почему карбоновые ружья, как правило, снаружи клетчатые? Если говорить не о мелко серийных ружьях, а о ружьях, которые давно в производстве. Если ружья давно выпускаются и имеют необходимую повторяемость свойств и разумное качество, то у таких ружей внутри всегда идет дьюти-карбон из препрега, а сверху уже всего его клеят обычным фабриком. Поэтому снаружи ружье «клетчатое». И мы смотрим на эти ружья и думаем: «Так… вот у этого ружья мелкая клеточка – оно такое. А вот у этого ружья крупная клеточка – оно другое». А на самом деле это все ерунда! Потому что основную нагрузку и вообще основное соотношение: «длина – жесткость» дает именно внутренний слой, который состоит из однонаправленного карбона. А то, что сверху – просто эстетика. Тот карбон, который защищает ружье от каких-то боковых ударов, сколов и так далее. 
 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Ясно. А как в эту схему вписываются «сэндвичи»? Почему о них вообще зашла речь? Они позволяют, как я понял, сделать эти пластины более доступными по цене. Какова их функциональность? 
 
О.ГАВРИЛИН: Дело даже не в цене. Дело в том, что используя «сэндвич» ты можешь при меньшем весе изделия давать необходимые уровни упругости и продольной жесткости. А продольная жесткость, сейчас, когда люди ныряют достаточно глубоко, является важным критерием. Ведь в разы растет давление. Когда ты ныряешь глубоко, на 30-40 метров, ты очень большую часть, допустим, в фазы погружения – просто паришь. Если ты прошел нулевой уровень плавучести, то дальше ты уже начинаешь падать, чуть-чуть подруливая ластами и используя их, как рулетку глубины. Если лопасть поперечно-мягкая она не даст тебе необходимого уровня эффективности. Но «сэндвич» это не панацея. Я затронул тему «сэндвичей», потом что сейчас появилась техническая возможность заниматься этим и люди этим занимаются. 
 
 
А.КУЗНЕЦОВ:  Среди охотников распространено такое мнение, что у «сэндвичей» ниже коэффициент упругости, что они не такие «резкие», как карбоновые. Что вы может сказать по этому поводу? 
 
О.ГАВРИЛИН: Коэффициент упругости ниже по сравнению с чем? Простой такой вопрос.
 
А.КУЗНЕЦОВ: С чистым карбоном.

О.ГАВРИЛИН: Я не понимаю, что такое «чистый карбон». Даже если взять лопасти Си-4, как некий эталон. Или лопасть за 200-евро Си-4 карбон, Си-4 фалькон. Или, к примеру, лопасть Бэджермос Мустанг Т 81. Они будут по цене отличаться  в четыре раза, и по своим характеристикам тоже будут очень серьезно отличаться. И то, и то – чистый карбон. Только разный карбон. Понимаешь? 

А.КУЗНЕЦОВ: Я чувствую, что мы приблизились к тому, чтобы открыть людям глаза на некоторые вещи и на некоторые стереотипы. Что собственно и было целью этой программы.  Например, разбить сложившееся мнение, о том, что есть карбоновые ласты, а есть «сэндвичи» и тут никаких ньюансов быть не может. Никаких полутонов! Карбоновые ласты – «резкие» и хорошие, но дорогие. А «сэндвичи» более мягкие – зато, ниже по стоимости. Это все в корне неверно? 
 
О.ГАВРИЛИН: Я хочу объяснить, почему раньше использовались «сэндвичи». Они использовались исключительно для того, чтобы удешевить карбоновые изделия. И все. Его как использовали, такой он и получался. Потому что использовали бездумно. Это очень непростая задача объективно взять и сопрячь карбон и стекло, или кевлар. Чтобы у них не было межосевого сдвига. Очень важно понимать, что класть внутрь, что класть наружу. И так далее. Это целый большой процесс. Я не могу сказать однозначно то, что «сэндвич», это все, это пипец, это революция! Я сейчас экспериментирую и вижу результаты, которые меня озадачивают. Озадачивают тем, что, одно изделие получается великолепно, а другое, предполагалось, что будет хорошим, а выходит кое-как. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Я не могу  с тобой согласиться. Я пробовал  несколько «сэндвичей», возможно, их было не так много, двух-трех фирм. Но я могу сказать, что с тем карбоном, который я использую, разница есть. То есть стеклокарбон, так называемый «сэндвич», и тот карбон, который использую, я радикально отличаются. 
 
О.ГАВРИЛИН: Михаил, я не готов с тобой спорить, потому что я не знаю, какой у тебя карбон. Это, во-первых. А во-вторых, я же не говорил, что «сэндвич» – это «революция» и это какая-то эпопея. Вот мы сейчас опять же говорим все время: «карбон, карбон, карбон». Не вникая даже в его смысл. Я сейчас закончу свою мысль. У меня есть знакомые парни – авиаторы. Они сильно удивляются некоторым моим вещам и советуют мне все определять углом, под которым я укладываю волокна. То есть они работают с препрегами, которые заказывают. Они говорят о том, что я, обычным припрегом, вкладывая волокна друг к другу не под 45 градусов, а под 12-17 и так далее, в зависимости от уровня, от геометрии нагрузки, могу добиться от своей ласты любых характеристик. Просто нужно уйти на шаг ниже и не то, чтобы производить волокно, а самому заказывать этот припрег, который ты хочешь использовать. Не тот, который ты на стоке выхватил по каким-то «сладким» ценам, а именно такой, какой тебе нужен. Но для этого надо пройти достаточно долгий путь. К чему я веду? Если возвратиться к началу разговора, то в подводной охоте мы все уперлись в некий фундаментальный предел. То есть нам производители говорят, что будет так и так. Что это ружье хорошее, а эта ласта отличная. А вот эта галоша она не очень хорошая, но зато она подешевле. Мы все это уже попробовали, со всем этим поэкспериментировали. И с чем-то мы согласны, с чем-то нет. То, с чем мы согласны, мы используем. А если мы с чем-то не согласны мы как люди ищущие, начинам, экспериментировать, искать и находить советы где-то возможно в сопредельных областях. А авиации, в судо- или автомобилестроении, мото- и автотюнинге. На самом деле есть большое количество областей, в которых работают с волокнами специалисты намного опытнее, и это более высокооплачиваемые специалисты, чем на нашем любимом рынке подводной охоты и фридайвинга. Михаил, я, никоим образом, с тобой не спорил, я просто хотел сказать, что у нас с тобой сейчас нет каких-то причин для спора. Есть причина для дискуссии. 
М.КУЗНЕЦОВ: Я высказал свое мнение, основанное на экспериментах, которые я делал. То есть я занимался со своими учениками и у них были разные ласты. Я пробовал эти ласты. Я видел, как работают их ласты, и как работают мои. На мой взгляд, стеклокарбон это всего на всего удешевление конечного продукта. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Возможно, действительно тебе просто не попались те ласты, которые сделаны по технологиям, о которых рассказывал Олег.
 
М.КУЗНЕЦОВ: Это были две или три модели. Возможно, что есть какие-то ноу-хау, я в этом не сильно разбираюсь. Я практик. Если я попробую, то сразу пойму. То есть  – надо пробовать.
 
О.ГАВРИЛИН: Это правильно.
 
А.КУЗНЕЦОВ: Хорошо. Я думаю, что эту тему мы достаточно раскрыли и пора переходить к тому, о чем мы хотели обязательно поговорить в этой программ. То есть к роллерганам. Ружьям, о которых мы много слышали. Многие их видели. Но толком никто с ними не охотился.  
 
М.КЕЗНЕЦОВ: Олег, я думаю, что ты нам откроешь глаза на конструкцию роллергана. Как он устроен, какой у него принцип действия? За счет чего он работает и как это все происходит?
 
О.ГАВРИЛИН: Могу сказать, что конструкция у них бывает самая разная. Но общий смысл, лежащий на поверхности роллергана,  заключается в следующем: заставить тягу работать по всей длине ствола. От самого начала до самого конца. На данный момент в ружьях тяги крепятся в головной части, они процентов 20-ть недорабатывают. Это всем известно. Если у тебя тяги закреплены так, что они уходят бобышками в головную часть, они недорабатывают около 25-ти процентов. То есть ты их растянул, выстрелил, а дальше они у тебя как бы «тащат» гарпун. Если это снять на видео с частотой кадров 60-90 ппс и потом просмотреть в замедленном просмотре, то все это видно достаточно хорошо. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Я понял, Олег. На роллерганы, как правило, ставят одну пару тяжей. Правильно? 
 
О.ГАВРИЛОВ: На самом деле и больше ставят. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: И больше ставят? Просто мне не совсем понятно. Ты сказал, что ружья большой длинны  – за метр тридцать, делают по принципу роллергана. Мы имеем одну пару тяжей. Как одна пара тяжей разгоняет 7-ми, 8-ми миллиметровый гарпун? За счет чего это происходит? 
 
О.ГАВРИЛИН: Нет. Там две пары тяжей и две пары роликов. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Две пары? То есть точно – две пары тяжей? 
 
О.ГАВРИЛИН: Имеется в виду  два кольца. 
 
А.КУЗНЕЦОВ:  Это уже что-то. Если сравнивать с обычной функцией арбалета.
 
О.ГАВРИЛИН: Скажем так: количество тяг одинаковое, но просто у роллергана…
 
А.КУЩНЕЦОВ: Они более длинные? 
 
О.ГАВРИЛИН: Да. Они более длинные и уходят под ружье. И поэтому они гарпун разгоняют на большее расстояние.
 
М.КУЗНЕЦОВ: Я так понимаю, единственный минус этого роллерагна – это большой размер и вес наверно. И плохая маневренность. Правильно? 

О.ГАВРИЛИН: Но это же ружье делается не для охоты на каких-то небольших рифовых рыб. А для того, чтобы убить большую рыбу. И, в общем-то, у тебя получается другая цена выстрела. И поэтому ты готов даже терпеть какие-то дополнительные трудности для того, чтобы эта искомая рыба, ради встречи с которой ты потратил приличные деньги и огромное количество времени, когда к тебе подошла – ты мог  в нее выстрелить. И опять же возвращаясь к трофейной охоте, к полетам куда-то далеко. Есть огромные «мноструозные» ружья, такие как «Сиснайпер», американские ружья. Они длиной метр шестьдесят, метр семьдесят, двенадцать тяг у них и так далее. Ты можешь использовать такое ружье, можешь использовать какой-то роллерган, который будет значительно компактнее. И ты можешь вести из этих ружей уверенную стрельбу примерно на схожих дистанциях. У «Сихантра» есть такой плюс – как большое ружье и большой гарпун. И он имеет какой-то совершенно чудовищный импульс. То есть ты влупил в какого-то тунца, и он буквально сразу теряет сознание, даже если ты его не убил. Он не успевает уйти на дно, чтобы там его сожрали акулы. То есть ты успеваешь его перехватить где-то, позвать лодку. А это непростая задача на самом деле, пренебрегать этим не надо. Но с другой стороны, очень большие, очень массивные ружья, с ними очень сложно работать на течении. А большая рыба любит сильные течения. Что касается компактного роллергана, то он, опять же, относительно компактен. То есть метр тридцать или метр сорок пять  – это все-таки большой размер. Но по сравнению с «Сиснайпером», у которого метр восемьдесят, и у которого гарпун примерно два пятнадцать – это ружье буквально  «коротыш». И оно намного маневренней. Лупит на такое же расстояние, единственное что – гарпун легче. Поэтому больше вероятность того, что рыба сразу после выстрела сохранит подвижность и попытается куда-то уйти, запутаться в камни и так далее. Но и опять же, это ружье более маневренное и можно рыбу выцеливать куда-то в убойную зону.  

А.КУЗНЕЦОВ: То есть можно сделать такой вывод, что на самом деле роллерганы призваны закрыть некую нишу в области именно трофейной подводной охоты? 

О.ГАВРИЛИН: Да-да-да. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Потому что маркетологи сейчас, как я понимаю, пытаются нам предлагать эти роллерганы в качестве таких обычных повседневных ружей. Насколько это вообще оправдано? 
 
О.ГАВРИЛИН: Это вообще неоправданно на мой взгляд. Потому что это очень сильно удорожит ружье. Если это ружье будет небольшим по размеру, у него будет небольшая собственная масса, и оно получит чудовищную отдачу, от которой можно будет устраниться только одним образом – утяжеляя ружье. А если утяжелять ружье, то оно получит либо какую-то дикую негативную плавучесть – то есть будет уставать рука. Либо можно приделать к нему «крылья» какие-то плавучие – но тогда ты не сможешь работать с ним на течении. А для небольших ружей, маневренность, к примеру, когда ты охотишься в гроте или на течении, это же очень важно! Я считаю, что роллерганы это достаточно хорошая технология и тенденция, но исключительно в отношении старших размеров. То есть все что меньше, чем метр двадцать с моей точки зрения – это чушь. Но кому как. Каждый может экспериментировать. По крайне мере меньше метра – точно чушь. Я бы так сказал. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Олег, а тебе приходилось охотиться с роллерганами? 

О.ГАВРИЛИН: Я охотился с «палкой» метр сорок. Это был экспериментальный роллерган Андре, и мне очень понравилось.
 
М.КУЗНЕЦОВ: Какую дистанцию ты стрелял?
 
О.ГАВРИЛИН: Я уверенно брал рыбу на вылет, где-то с расстояния два с половиной гарпуна. А прошибить какого-нибудь тунца или мокрель, с расстояния четыре метра – это нормально. И на течении он верткий очень, хороший и у меня нет к нему претензий. Мне понравилось. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: А сколько было тяжей? Две пары? 
 
О.ГАВРИЛИН: Да. Два и два. И причем они были абсолютно элементарные. Допустим, есть такая конструкция как роллер-революшн. То есть ты, сначала, взводишь верхние тяги и зацепляешь их непосредственно за гарпун. Потом ружье переворачиваешь рукоятью вверх и тяги, которые у тебя снизу еще цепляешь за зацеп, но который у тебя снизу. За дополнительный зацеп. Если посмотреть на рисунке на ружье «буша марлин революшн», можно увидеть именно такую схему. А ружье Андре было намного проще. У меня знакомый итальянец сейчас экспериментирует над тем, чтобы усилить роллерган собственного же изготовления. Он поставил катушку с редуктором внизу. То есть ты взводишь верхние тяги, а потом у тебя с нижней части ружья от катушки с редуктором идет двухмиллиметровый шнурок – данимусовский. И ты их довзводишь, довзводишь, довзводишь.
 
А.КУЩНЕЦОВ: То есть, тащишь их как лебедкой? 
 
О.ГАВРИЛИН: Да. И причем ты не нарушаешь закон никоим образом, потому, что ты имеешь право использовать оружие, которое заряжается исключительно мускульной силой охотника. Ты используешь только свою мускульную силу. И ты можешь гнуть это ружье так, пока оно у тебя не сломается. Карбон не карбон, тик не тик. Если у тебя хорошо, качественно сделан редуктор, с хорошим передаточными числами – то ты можешь создавать совершенно чудовищные усилия. Но надо помнить о том, что если вдруг, у тебя порвется такая резинка во время выстрела или ружье сломается, пока оно будет в твоих руках, ты можешь получить очень серьезную травму. Мы же договорились обсуждать тенденции? Вот, есть и такие тенденции. 
А.КУЗНЕЦОВ: Олег, такой еще к тебе вопрос, в связи с тенденциями и  насчет роллерганов. Один из участников нашего форума высказал на форме такую мысль, что роллерганы критикуют за их неповоротливость. Интересно, почему никто не задумывался над тем, что те же самые ролики наверняка можно заменить какими-нибудь желобами из скользкого и технологического материала,  тем самым уменьшить их габариты? То есть вообще уйти от роликов, просто поставив там втулки. 
 
О.ГАВРИЛИН: Такое пробовали много раз – не работает. Потому что надо понимать очень четко одну вещь. Тяга в момент выстрела не только укорачивается, у нее еще заметно увеличивается диаметр. То есть ты тягу натянул – она стала тонкой. Выстрелил – она укорачивается, и ее диаметр начинает расти. Ее начинает выпирать из этой втулки, либо же втулка получается большая. Плюс к этому – достаточно высокие скорости. Можно внутри втулки поставить какой-то материал, к примеру, делрим или тефлон. Хотя тефлон, как правило, не ставят, потому, что он практически не клеится. И то, что называют тефлоном, это обычно не тефлон, а другие материалы. Но даже в этом случае, скорость будет очень большая и будет высокая вероятность того, что сорвет внутренние поверхности втулок. И на тяге будут какие-то трещинки. А ролики: они работают и работают. 

АКУЗНЕЦОВ: Хорошо. Тогда я попытаюсь сделать некое «резюме» из нашей беседы. 

Что мы выяснили? Что, прежде всего, развитие и формирование нового снаряжения идет в плане облегчения ружей. То есть делаются ружья из карбона. Также меняется неопрен. Он становится более  компрессионным, более технологичным. Что позволяет не мерзнуть на глубине. Он улучшает плавучесть охотника. Проводятся эксперименты  в области карбона, в области пластины «сэндвича». Правильно? 
 
О.ГАВРИЛИН: Ну, или просто волокна укладываются под другими углами, меняется многочисленная схема плетения. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Но конечным результатом все равно является достижение какого-то более высокого коэффициента упругости. То есть можно сказать, что ласты будут более упругими.
 
О.ГАВРИЛИН: В том числе, они будут более упругими, при том же самом весе. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Да. И плюс ко всему появляются в более широкой продаже такие ружья, как роллерганы. Они дают более мощный выстрел на большой дистанции. 
 
О.ГАВРИЛИН: Добавлю, что они это делают при тех же самых габаритах ружья. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: И мы еще затронули такой момент, как – разборные ружья. Но судя по тому, что мы сейчас на данный момент имеем в этом направлении, над этим пока, еще работать и работать. Ничего стоящего пока что нет. 
 
О.ГАВРИЛИН: В принципе, наверно не очень сложно разобрать ружье. А сделать такой сборный, а потом разборный гарпун? Потому что, повторюсь, можно даже взять гарпун, который состоит из частей. Ты привез его, скрутил и либо посадил на какой-то дикий герметик, либо вообще пошел и аргоновой сваркой по нему стукнул. А вот как его потом разобрать? В этом, на самом деле и заключается вся проблема. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Я хочу еще добавить пару слов по поводу роллерганов. Мы выяснили, что роллерган не является универсальным ружьем. Его можно рассматривать как специальное ружье для трофейной охоты. 
 
О.ГАВРИЛИН: Я с этим согласен.
 
А.КУЗНЕЦОВ: Совершенно верно. Хорошо. Давайте, подумаем, о чем мы забыли упомянуть?
 
О.ГАВРИЛИН: В принципе по поводу подводной охоты нужно понимать, что мы живем не каком-то там вакууме, и все эти вещи стоят каких-то денег. Всегда присутствует экономический аспект. Поэтому, если появится какое-то изделие, у которого будут какие-то хорошие характеристики, но оно будет стоить какие-то тысячи долларов, то оно не найдет себе спроса. К чему я веду? Приведу пример. Ездят люди куда-то в тропики, охотятся где-то там, на рыбу, и есть такое мнение, о том, что буек должен быть жестким. Потому что крупная рыба надуваемый буек утащит куда-то на дно и там его раздавит давлением. И все! Досивдос! Ни рыбы – ни гарпуна. Жесткие буйки, во-первых, возить с собой в багаже сложно, они много весят и так далее. У крупных компаний, таких как Урайфус, Спорес, появились буйки, которые выдерживают давление в две атмосферы. То есть ты его накачиваешь автомобильным насосом. У него есть золотник, у него достаточно крепкий чехол. Предполагается, что этот буек компактный, ты его сдул, приехал куда-то в тропики  в шиномонтаже накачал и все. Но на самом деле они стоят достаточно больших денег. Средняя цена такого буйка у нас, наверное, от 12-ти тысяч рублей. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Сравнимо со стоимостью билета. 
 
О.ГАВРИЛИН: Да. Поэтому когда ты приезжаешь куда-то в тропики, и там продаются доски для боди борда. Выглядят они, как короткая доска для серфинга, на которую ты ложишься животом. Их стоимость начинается от 20-ти долларов. Ты покупаешь такую доску, распиливаешь ее три куска, склеиваешь эти куски или прибиваешь  гвоздями. Вот и все!
 
А.КУЗНЕЦОВ: Ага. Скотчем перемотал.
 
О.ГАВРИЛИН: Да без разницы. Слава богу, никто не возит за собой моркрофлексы, не сливает его в канистры из-под воды. Потому что всем известно, что в вакууме он не застывает. Были и такие эксперименты. А тут просто. Ты купил такую доску и имеешь хорошее настроение. Тебе не надо думать – везти или не везти собой этот буек? Есть какой-то у тебя шиномонтаж рядом или нет?
 
А.КУЗНЕЦОВ: То есть проблема еще в том, что некоторые технологичные вещи стоят достаточно дорого и не всем пока доступны. . 
 
О.ГАВРИЛИН: Естественно. Причем я не понимаю, почему буек стоит 12-ть тысяч рублей, а нетбук среднего ценового уровня, я могу купить за 8-мь. Кто-нибудь мне это объяснит? 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Это видимо из-за отсутствия, пока что, конкуренции на этом рынке. Наверно если кто-то сделает такой же технологичный буек с меньшими затратами и сможет его легко производить и продавать в больших количествах, то тогда цены упадут. Это как с сотовыми телефонами наверно. Все помнят, что сотовые телефон когда-то стоил огромных денег и был признаком такого «повышенного» благосостояния. Но довольно быстро в течение нескольких лет все это очень сильно изменилось. Теперь сотовый телефон есть практически  у каждого человека и никому не придет в голову им хвастаться, как признаком своего богатства. 
 
О.ГАВРИЛИН: А как же телефоны Vertu, которые по 5-ть по 7-мь тысяч долларов? 
 
АКУЗНЕЦОВ: Это понятно. Просто раньше само наличие хоть какого-то телефона уже было признаком статуса. 
 
О.ГАВРИЛИН: Согласен. 
 
М.КУЗНЕЦОВ: Ребята, у меня есть вопрос об высокотехнологичных вещах, изделиях.
 
О.ГАВРИЛИН: Олег, скажи, слышал ты об этом или нет? Я слышал, что некая фирма ведет разработку грузового пояса,  который призван бороться с блек-аутом. Принцип его такой: если ты находишься на глубине больше, чем положено он надувается и выталкивает тебя на поверхность. Ты встречал такое? 
 
О.ГАВРИЛИН: Встречал, конечно. Есть два таких изделия. Изделие номер один, которое правильное – лайсэфати вест. Не помню кто его разработал. И я даже где-то новость такую давал. В общем идеологом этого изделия был известный американский подводный охотник

Тери Маас. Это автор книг и очень обаятельный дядька. И он прямо «гуру» трофейной подводной охоты. И у него не так давно погиб сын Леон на подводной охоте. И Тери Маас разработал этот жилет.

Это не спасательный пояс, это именно жилет с нагрузкой. Ты его одеваешь на себя, он присоединяется к некому прибору, который находится у тебя на руке. И когда ты начинаешь нырять и входишь в ритм, ты задаешь какой-то определенный даф-тайм, при превышении которого у жилета срабатывают, ну не пиро патроны…Я не совсем помню, как он устроен. В общем, он у тебя очень быстро заполняется воздухом, и тебя поднимает вверх. Этот жилет он достаточно хорошо продуман в плане того, что, во-первых, он достаточно обтекаем и практически не мешает нырять. И когда ты всплываешь, тебя переворачивает лицом вверх. Потому что вторая сторона проблемы в том, что компания билабонг, очень известная, разработала схожее изделие для серферов. Когда тебя накрыло волной и колбасит, когда ты куда-то слетел с волны, то достаточно сложно бывает всплыть. У них тоже есть такая штука – там дергается веревка. Только это серферский жилет, ты его инициируешь самостоятельно. Потому что они не понимают, что такое блек-аут, они понимают, что бывает достаточно сложно всплыть. Ты дергаешь, он у тебя надувается и так далее. Просто я смотрел видео этого жилета. Там ты можешь всплыть как вверх, так и вниз лицом. А если тебя жилет спас во время блек-аута и ты вышел на поверхность вниз лицом – ты имеешь такой же результат, только в жилете.  
 
М.КУЗНЕЦОВ: То есть ты считаешь это тупиковое решение?
 
О.ГАВРИЛИН: У билабонга – да. Оно не то чтобы тупиковое. Это решение исключительно для океанской охоты. Потому что, представь себе, что ты зашел куда-то в подводный грот, залез в опору моста или не дай бог под корягу, и тут на тебе сработала эта штука случайно. Тебя прижало к потолку 12-тью, 15-тью литрами положительной плавучести и все! И что делать? Сбросить в этот момент груз-пояс? Я думаю, что это не поможет. Эта штука работает исключительно тогда, когда ты ныряешь в чистой воде, и  у тебя вообще нет даже примерного какого-то шанса, что ты окажешься в какой-то надголовной среде – в гроте или еще что-то подобное. Что на всплытии тебя могу встретить какие-то водоросли. Потому что когда ты летишь вверх и не можешь управлять, а ты объективно – не можешь управлять траекторий всплытия, когда тебя тащат вверх десятки килограмм положительной плавучести, то это нехорошо. И, наверно, полезно иметь бы такую штуку.
 
А.КУЗНЕЦОВ: Это отличная на самом деле штука. Я думаю, что каждый охотник должен стремиться к тому, чтобы иметь ее в своем арсенале. Потому что, на самом деле, многие охотятся в именно таких условиях, когда она нужна. Особенно люди, которые ездят на Средиземное море и ныряют глубоко. Фактически, если ты ныряешь, и ты знаешь, что нет ситуации, когда тебя может к чему-то прижать, при срабатывании такого  пояса, ты фактически можешь нырять без напарника совершенно спокойно. 
 
О.ГАВРИЛИН: Я тебе только одно могу сказать. Ты на самолете такую штуку не провезешь. Если ты купил ее в России, то ты в Италию с ней не полетишь. Тебя не пропустит служба безопасности. Они увидят у тебя и скажут: «Чувак, сдувай!». Ты начнешь спорить что, ну как так, у тебя ведь система. А они скажут сдувать, потому что перепад давления и ты обязан его скачать. Либо тебя снимут с самолета, либо конфискуют эту вещь. Это штука хорошо работает, когда ты живешь в Калифорнии и охотишься в Калифорнии. Ты ее там купил и поэтому ныряешь с ней. Если ты живешь в Москве, и собираешься охотиться  в Италии – в Москве она тебе не нужна. Тебе надо иметь в Италии дом и склад, либо же их будут сдавать в прокат где-то там. Ты в них понырял какое-то количество времени, заплатил и  отдал до следующего раза.
 
А.КУЗНЕЦОВ: Во всяком случае, фирмы, организующие сафари в тех же тропиках, вполне могут иметь их в своем арсенале.
 
О.ГАВРИЛИН: Я думаю, что ты сейчас затронул самую важную вещь нашей беседы. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Я также подумал 
 
О.ГАВРИЛИН: Да. Потому что научно-технический прогресс есть. А в подводной охоте, мы как бы немного «топчемся» на одном месте. А с точки зрения безопасности  –  здесь просто «непаханое поле».  
 
А.КУЗНЕЦОВ:  Согласен, в этом смысле вообще ничего не делается. Это как в свое время в мореплавании. 
 
О.ГАВРИЛИН: Абсолютно ничего! Вы хотя бы обеспечьте средства обнаружения в превую очередь, и средства спасения во вторую. То есть ты нырнул и у тебя появляется какой-то бипер или еще что-то, как у всех сноубрдистов или еще у кого-то. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Мне кажется, что мы сейчас, открыли какую-то прямо «золотую жилу» для маркетологов, для тех, кто думает о том, в какую сторону развивать сейчас этот бизнес. Ведь действительно тут вообще столько возможностей, и это на самом деле необходимо людям. Я думаю, что никто не станет при наличии такой возможности экономить на собственной безопасности. 
 
О.ГАВРИЛИНИ: Я размышлял над этим. У меня даже есть некий проект. Но просто четко нужно понимать, что у тебя всегда должен быть какой-то системный интегратор, который будет все собирать, все эти сигналы, куда-то кого-то посылать и так далее. Хотя это должны делать сафарийные компании и сафарийные судна. Потому что, когда ты делаешь что-то, ты придумываешь, на английском языке это будет звучать, как «комплит салюшн», то есть «полное решение». То есть у тебя есть какой-то наручный набор приема-передачи, который ты раздаешь и есть какой-то дата-центр, который стоит у тебя на корабле. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Это, несомненно, так и есть. Это должна быть система. 
 
О.ГАВРИЛИН: Она будет стоить не 500-от долларов. Все это решение будет стоить дороже. А купит ли его владелец вот этого сафарийного корабля? Или какая-то сафарийная компания? Это вообще – не факт. С другой стороны понятно, как их заставить. Надо пойти к страховой компании и сказать: «Чуваки, я буду людям продавать такие-то вещи, а вы за это давайте им скидку на страховые полисы. А я вам буду, что-то в ответ возвращать». То есть создать некий «круговорот бабла в природе», чтобы подводным охотникам было хорошо.  
 
А.КУЗНЕЦОВ: Я так понимаю, что именно по такой схеме была построена система безопасности в мореплавании. 
 
О.ГАВРИЛИН: Наверно. 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Ведь были времена, когда парусники и корабли плавали и, если судно попадало в какую-то аварию, катастрофу, то оно просто тупо тонуло вместе со всем экипажем, и мало кто мог спастись. Но современное мореплавание совсем другое. Кто с этой сферой связан, знает, что там буквально каждый шаг и каждая внештатная ситуация продумана. Проработан план, как действовать и что произойдет, если случится та или иная ситуация. И, в общем-то, при выполнении этих требований есть огромные шансы остаться в живых. Чего мы не видим в подводной охоте. 
 
О.ГАВРИЛИН: В морском мореплавании есть такие понятия, как морской правый и регистр лойда. Это все шло издалека и утрясалось. И корабли они стоят дорого. А подводный охотник он ничего не стоит. Кроме как для самого себя и своей семьи. Понимаете? 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Но для себя-то он стоит и уж «копеечку» наверно не отказался бы потратить, если бы была такая возможность. 
 
О.ГАВРИЛИН: Охотник не должен тратить копеечку. Ее должны тратить какие-то другие люди, которые охотнику все это должны продавать. Допустим, сафари стоит пять тысяч долларов в неделю. Из них: тысяча долларов – это транспорт, две тысячи – это солярка, тысяча долларов – лицензия, пятьсот – страховка, и еще по двадцать долларов с каждого за использование вот этой вот штуки раннего обнаружения, слежения и спасения. То есть должна возникнуть индустрия, должен возникнуть цивилизованный подход к этому бизнесу.  Я хчоу, чтобы вот это было.
 
А.КУЗНЕЦОВ: Будем надеяться, что нашу программу услышит кто-то из людей, вовлеченных  в такие процессы, и которые могут принимать решения. И может быть это станет каким-то толчком  для того, чтобы что-то начло меняться в положительную сторону. И, я думаю, что на этой позитивной ноте мы будем заканчивать нашу программу. Олег, спасибо большое. Как всегда, после общения с тобой возникло огромное количество новых мыслей. Мы узнали очень много нового. Спасибо, что уделил нам время. Было очень интересно пообщаться. Я хотел бы попросить наших слушателей, если будет какие-то вопросы, если возникнуть какие-то свои мысли и желание поспорить, оставлять свои комментарии к этому выпуску.
 
М.КУЗНЕЦОВ: Олег, спасибо большое за интересный экскурс в индустрию подводного снаряжения, как всегда было очень интересно слушать. Спасибо вам большое.
 
О.ГАВРИЛИН: Вам спасибо господа. До свидания! 
 
А.КУЗНЕЦОВ: Спасибо и до новых встреч!
 

По материалам сайта 

 

Трофеи подводной охоты

Щука, 8 кг.
Щука, 8 кг.
 
Амур, 22 кг.
Амур, 22 кг.
 
Щука, 16 кг.
Щука, 16 кг.
 
Щука, 11 кг
Щука, 11 кг
 

Тактика охоты на рыбу

лакедра
лакедра
 
Сом
Сом
 
Сиг
Сиг
 
Щука
Щука
 

Copyright © 2012 Spearfish.ru. Телефоны: (495) 797-67-65,  (985) 191-42-44. E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.