Рыбные места Черноморского побережья Кавказа: краткий обзор акваторий, особенностей рельефа и поведения рыбы от Тузлы до Абхазии

Тамань
Итак, свершилось: впервые в открытом доступе обзор самых интересных с точки зрения подводной охоты акваторий Черноморского побережья Кавказа. Михаил Кузнецов и Александр Кузнецов, Андрей Лосев и Константин Буйнов расскажут об особенностях подводной охоты на всем протяжении береговой линии от косы Тузла до Сочи, с кратким обзором побережья Абхазии:

  • Роза ветров
  • Как с берега определить донный рельеф
  • Особенности Новороссийской бухты
  • Рассказ о Пенайских банках: волшебный рельеф без рыбы
  • Акватории в районе Сочи
  • Абхазия: край непуганой рыбы

Абхазия: край непуганой рыбыА.КУЗНЕЦОВ:  Доброго времени суток уважаемые слушатели. В эфире vodolaz-radio. Тема нашей сегодняшней программы – «Особенности рельефа» и поведения рыбы на Черноморском побережье Кавказа. Тема этой программы родилась при разговоре с подводным охотником из Новороссийска Андреем Лосевым. Дело в том, что он прослушал наши программы и не нашел среди них ни одной, где бы рассказывалась какая вообще рыба водится тут у нас. И я поймал его на слове и сказал, что хорошо, Андрей, раз ты считаешь, что у нас такой программы нет, то давайте все соберемся и попытаемся рассказать, где у нас обитает рыба. Но с другой стороны все прекрасно понимают, что никакой настоящий подводный охотник и рыболов не выдаст заветных рыбных мест. Поэтому, в этой программе мы постараемся рассказать о рыбных местах и особенностях рельефа с максимально возможной мерой откровенности. Но не судите нас строго за то, что конкретных точек я думаю, все-таки никто не выдаст. Тем не менее, мы постараемся провести обзор всех особенностей рельефа на участке от Тузлы до Сочи, и может быть, немножко затронем Абхазию. Итак, дорогие друзья, сегодня  у нас в студии помимо непосредственных участников проекта vodolaz-radio, меня, Александра Кузнецова и Михаила Кузнецова, так же присутствуют подводные охотники из Новороссийска, Андрей Лосев и Константин Буйнов. Всем привет!

 

М.КУЗНЕЦОВ: Здравствуйте, уважаемые слушатели. Приветствую, Александр, Андрей и Константин! Как Саша правильно подметил – рыбные места никто не собирается выдавать. Я, например, даже под пыткой не выдам свои рыбные места. Но, тем не менее, в общих чертах я готов поделиться информацией.

 

А.ЛОСЕВ: Доброго вечера всем радиослушателям. У меня тоже есть о чем рассказать. Хоть я знаком всего лишь с небольшим участком нашего побережья – Новороссийска в сторону Геленджика. Так же мне самому очень было бы интересно услышать о рельефе, и вообще услышать мнение о том, что творится в направлении в сторону Анапы. Тут нам все известно. Но что за Утришами, и Тузла? Для меня это «тайна за семью печатями». 

ТУЗЛА

А.КУЗНЕЦОВ: Поэтому я и предлагаю начать с начала, с самой западной точки, то есть с Тузлы. А потом будем потихоньку двигаться в сторону Сочи. Костя, ты на Тузле нырял?

 

К.БУЙНОВ: Всем доброго вечера, или доброго времени суток! Да, я нырял на Тузле, а точнее в поселке Волна. На самом мысу я не был, но туда очень много охотников с Новороссийска ездят за кефалью. Сейчас я буду говорить именно о поселке Волна. Там песчаный обрывистый берег, песчаное дно. Но кое-где сквозь дно из рельефа выходят известняковые камни. Они немного заточены песочком. И это, пожалуй, единственные, такие места, где каменные выходы, где можно делать засаду на кефаль. Когда я там был рыбы было очень много. То есть она была постоянно. На каждом нырке я видел кефаль и лобанов.

Но они неслись с большой скоростью, так как они были уже пуганые охотниками. Мне просто повезло, я охотился в том месте, когда был норд-ост. Но даже в норд-ост видимость была средней. Конечно, без рыбы никогда не выйдешь, но охота была очень однообразная. Каждый раз все одинаково: приплываешь, ложишься на эти известняковые камни, ждешь кефаль, стреляешь, уходишь. Саш, что бы ты хотел добавить?

 

А.КУЗНЕЦОВ: По обсуждаемому  району мне особо нечего сказать. Единственное, я бы хотел сразу для ясности тем, кто там никогда не был пояснить, что это место вообще достаточно сильно отличается от всего остального побережья. Там и вода другая – более пресная, за счет того, что рядом находится Керченский пролив, и из Азовского моря пресная вода попадает в Черное. Я помню, как Миша рассказывал, что даже как-то видел там пресноводную рыбу. По-моему карася. Да, Миш?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Да, я видел там и карасей, и судачка видел, вроде бы сазана еще.

 

К.БУЙНОВ: Ты их видел в море?

 

М. КУЗНЕЦОВ: Я хотел поправить Костю. Он начла рассказывать не о Тузле. Это еще Черное море, это еще, так называемая Тамань, а Тузла находится еще дальше.

 

К.БУЙНОВ: Да. Поэтому я и пояснил, что речь идет о Волне.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да, он просто там не был. Но общая характеристика этого участка побережья я думаю такая.

Во-первых, там небольшие глубины, наверно надо было с этого начать. Это такой песчанно-глинисто-известняковый рельеф. Это больше количество каких-то донных отложений, из-за которых при малейшем ветре, вода мутнеет, и нырять становится  абсолютно бессмысленно!

Потому что ничего не видно, видимость ухудшается просто мгновенно. И, насколько, мне известно, это место является популярным среди людей, которые хотят поохотиться на кефалевых. Больше туда, в общем-то, ни за чем народ не едет. Если я не прав, то поправьте меня.

М.КУЗНЕЦОВ: Я немножко добавлю и начну, если вы позволите, с самого начала. Я пронырял всю Тузлу, весь Таманский залив и всю Тамань. Оговорим сразу, что речь идет об охоте на кефалевых. Это сингиль, лобан и пеленгас. Другой рыбы там практически нет. За исключением может быть, где-то, в каких-то там глубоководных и далеко находящихся от берега точках. И в принципе я их  и не знаю, и искать вам не советую их. Потому что там вода всегда мутная. По кефали. Начиная от самой западной границы  от порта Кавказ, - сюда идет чушка. И Таманский залив. Это все относительное мелководье. Это все водоемы не похожие на море. Это просто – лиман. То есть – трава и ил по колено. Но рыба есть. По сезону – пеленгас, по сезону – лобан. Дальше идет самое, скажем так, посещаемое место. Это та самая коса Тузла, которую насыпали несколько лет назад. На этой косе просто паломничество охотников, которые стремятся добыть кефаль. Но я вас ребята сразу хочу предостеречь. В то же самое время, коса Тузла является, выражаясь мягко, какой-то клоакой, куда стекается  весь сброд, чтобы так или иначе добыть эту бедную несчастную рыбу. Какие-то сети поставить.

То есть контингент, который там собирается он несколько отличается от понятия нормального подводного охотника или человека, который стремится в подводной охоте найти единение с природой. То есть, это просто рвачи какие-то! Я сам лично с ними сталкивался. И знакомые мне постоянно рассказывают, что там и колеса режут друг другу и морды бьют. Чего там только они не делают. В общем, крайне не советую посещать это место. Хотя рыба там есть.

Далее по Тамани и в частности о Волне. Здесь рельеф песчаный со скальными выходами. Тут, то же самое: охота по кефали, преимущественно где-то вдалеке, есть какие-то банки, какие-то скальные рельефы. Но я туда сто раз пытался выплывать. Вода мутная, и, в общем-то, ничего интересного я там не нашел. Потому что плыть нужно далеко от берега не менее двух километров. По кефали. В принципе там присутствует всякая кефаль, и сезон начинается с конца апреля, и может быть с сентября-октября. По сезону так же – пеленгас, лобан и сингиль. Так, что у нас идет дальше?

А.ЛОСЕВ: Дальше –

мыс Железный Рог

М.КУЗНЕЦОВ: Да. Мыс Железный Рог, он более скальный. Там идут больше гряды поросшие травой. Тоже неплохое место для охоты на кефаль. Но, опять же, как Саша правильно сказал, что начиная от Анапы и заканчивая портом Кавказ, всегда все эти места требуют очень четкого понимания погоды. Потому что можно пролететь очень даже легко. Чуть-чуть небольшой накатик, и все – там делать нечего! Там осадочные породы, все это стекает. Там все глинистое, илистое, и оно все поднимается буквально при небольшом ветерке. Дальше идет

Анапско-Витязевская лагуна

В принципе Анапско-Витязевская лагуна, это, то же самое. То есть, это неплохое место для охоты на кефаль – но охота специфическая. Потому что везде сплошной песок и зацепиться не за что. То есть, это огромный песчаный пляж.

 

А.ЛОСЕВ: Миша, можно я тебя перебью. Я тоже обследовал это побережье. И там, в районе, по-моему, Благовещенки есть погранзастава. Я проезжал мимо нее на машине. Конечно, именно напротив погранзаставы понырять нельзя. Но говорят, что там есть затопленные со времен войны судна. Ты не слышал ничего об этом?  Говорят, что там неплохая  охота.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я слышал несколько раз про этот рек, если мы говорим об одном реке. Он буквально там в нескольких метрах от воды.

 

А.ЛОСЕВ: Да.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я там не был. Вова был, но он сказал, что там ничего нет. Там просто целый корабль стоит и все. Там рыбы быть не может.

 

А.ЛОСЕВ: В самом корабле конечно нет. Я имею в виду, что это как место для укрытия, когда кефаль идет. Потому что на песке им лежать сложно.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Насчет места для укрытия, при охоте на кефаль. Там нужен небольшой ветерок, идущий с моря. Он взмучивает береговую полосу, и рыба идет по границе между мутной и чистой водой. Либо ты просто грузишься побольше и ложишься на дно, лежишь в засаде – тогда, в принципе, рыба стреляется. Либо другие варианты.

Я знаю, как местные анапские ребята выходят из этой ситуации.

Они с собой в воду берут покрышку и кладут ее на дно. Так как покрышка тяжелая, они за нее хватаются и прижимаются ко дну. Но конечно нужно знать место, где проход рыбы. А в принципе охота там есть. Но, опять же, это место такое – очень специфическое. Нужно чтобы погода была четкая, без наката. Или, может быть, даже отжимной нордостик чтобы был. Рыба есть, причем почти круглый год.

Потому что на этом песке кормится и пеленгас. По этому песку пасутся и лобаны, там они живут все лето, все лето там лобана можно стрельнуть. Да и пеленгаса там много. Он там проходит, закручивается, крутится, живет. Есть этот проход, не Витязевский, а Кизялташский лиман. Его – то раскопают, то опять закопают. Вот там идет движение воды из лиманов в море и обратно. Тоже интересное место. Рыба там двигается – то заходит, то выходит. То пеленгас, то лобаны. Там такая охота, когда всегда нужно позаботиться о погоде. Угадать погоду. Чтобы была прозрачность. И еще нужно, что-то решать с отгрузкой.

Потому что, чтобы на песке устраивать засаду, нужно побольше грузится, или использовать какие-то иные средства. Я расскажу вам один интересный момент. Есть у нас такой в Новороссийске  - Коля, его все называют баламут. Потому что он очень много и интересно рассказывает об охоте. Так вот, это он мне рассказывал давно, когда я еще только начинал охотиться. Когда они только начинали охотиться на пеленгаса, что делали они? То есть – чистая кристальная вода, и пеленгасы идут на расстоянии 5-6 метров. А они охотились все с пневматами. И Коля рассказывал, что они даже не могли в тот момент стрельнуть. Они их видят, но пеленгасы к ним не подходят. Так они додумались ставить транспаранты, чтобы этих пеленгасов, как-то закрутить. То есть брали палки и натягивали на веревке какие-то пакеты между этими палками. Так они имитировали какую-то преграду. Ложились за нее ждали, когда рыба, обходя эту преграду приблизиться к ним. И вот таким вот образом они пытались стрелять рыбу.

ВЕТЕР

А.КУЗНЕЦОВ: И чтобы завершить обзор по этой части побережья, я предлагаю дополнить его информацией о том, при каких ветрах нет смысла даже туда ехать. Начнем с северного ветра, и пойдем дальше. Миша?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Как я уже говорил, для этих мест, для всего Таманского полуостров, всей Анапской лагуны вплоть до Анапы самый лучший ветер – северный.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да. Я имел в виду, что начнем мы именно с северного. А потом пойдем дальше.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Да, то есть северный ветер самый лучший. Северо-восток тоже годится, а вот северо-запад не пойдет.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Северо-запад будет дуть вдоль берега. Уже будет плохо.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Верно. Будет дуть вдоль, и будет поднимать. Запад тем более не пойдет, он тоже 100-% пойдет с накатом, кстати, как и северо-запад. Вообще по наблюдениям, любой ветер с приставкой «запад», как правило, плох для охоты. В частности, он вызывает накат и замутнение воды. И это касается не только охоты в этих местах. Дальше Юг. Юг неплох, когда он очень слабенький, без наката. Он хорош именно весной, когда происходит прогрев воды, когда тепленькая водичка подходит на мелководье и ее потихоньку прибивает хороший ветер. Восток, а точнее юго-восток – это уже хуже. Просто восток, еще хуже. Как правило, он идет с накатом. Он разгоняется и поднимает накат – то есть там мутно в это время. А вообще именно Таманский залив, он почти весь, так скажем «прикрытый». И даже, если, например, в Тамани, в Волне, на Панагее или Тузле идет ветер, накатик и мутно,  – то в Таманском заливе будет нормально. То есть возможен вариант, что если вы приехали и попали на накат, на шторм, на мутную воду  –  то можно переехать на другую сторону, и в принципе поохотится там. Но по наблюдениям охота в Таманском заливе есть. Либо ранней весной –  в апреле, начале мая. Либо летом – в августе. А в июле, июне я никогда не попадал там на рыбу.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Кто-нибудь хочет что-то добавить по этому региону? Андрей, ты там вообще не нырял?

 

А.ЛОСЕВ: Нет, не нырял. У меня есть один вопрос. Для новороссийцев практически однозначно  - ветер северный, северо-восточный означает прозрачную воду и, как правило, отсутствие кефали. А в этом районе получается наоборот? Или палка о двух концах, и выбираем «меньшее из зол»?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Для новороссийцев северный ветер и северо-восточный, это самые лучшие ветра, в том числе и по кефали. Но с оговоркой – в летний и осенний период. Весной норд-ост для кефали плохо. А осенью, точнее, начиная с августа по ноябрь это самый лучший ветер, в том числе и по кефали.

 

А.ЛОСЕВ: Но он всегда дает чистейшую воду и подчас трудно даже подобраться к кефали!

 

М.КУЗНЕЦОВ: Это уже другой вопрос. Подобраться, это уже другой вопрос. Мы говорим о наличии рыбы. Я, например, очень люблю охотиться в чистой воде и, как правило, именно норд-осты дают мне такую возможность.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Я думаю, что все любят охотиться в чистой воде. Тут наверно трудно найти исключения.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Нет, не все. Я знаю, что некоторые любят охотиться в мутной воде.

 

М.КУЗНЕЦОВ: У меня есть  друг, Андрей Киченко, он был продавцом в моем магазине, и вот он все время жаловался, что вода чистая, и ждал, когда же уже будет «мутняк». Он любил искать рыбу именно в мутной воде.

От Анапы до Новороссийска

А.КУЗНЕЦОВ: Тогда переходим дальше. С Анапой все ясно. От Анапы до Новороссийска, в принципе начинается уже такой всеми нами любимый рельеф – скальный, с более чистой водой, и, в общем-то, с возможностью охотиться на рифовую рыбу. Но нужно отметить, что, несмотря на наличие такого рельефа, все равно при наличии волнения на море водичка у нас все-таки мутнеет достаточно быстро в отличие от Крыма. Ведь там может быть даже довольно сильная волна и при этом чистая вода.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Давайте пока обсудим  участок до Новороссийска.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Сразу до Новороссийска? Хорошо, давайте. От Анапы до Новороссийска  уже начинается скальный рельеф, в котором присутствует рифовая рыба. Но участок от Анапы до Большого Утриша, он, скажем так, относительно мелководен. То есть песок начинается рано. Особенно в этой вот анапской части. То есть в той части, которая ближе к Анапе глубоководных мест очень мало. В основном идут уже пески, могут даже с десяти метров начинаться. И с рыбой там дела обстоят с переменным успехом – то есть, то нет. Я не знаю с чем это связано. И к тому же еще рыба сама по себе относительно некрупная. Хотя ты знаешь, вот недавно там проходили соревнования, и в принципе они показали, что крупная рыба там есть. Ребята ловили горбылей и по два килограмма и  два с копейками.

 

К.БУЙНОВ: Миша, извини, ты имеешь в виду район Сухо? Или до Сухо?

 

А.КУЗНЕЦОВ: В Варваровке эти соревнования проходили?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Нет, соревнования были в Варваровке и дальше в сторону Анапы до Джимате. Вот такая акватория была. А я говорю сейчас об участке от Анапы до Варваровки. Ближе к Варваровке есть глубоководные места, там и на 20-ке есть места. Но вот ближе к Анапе – Сукко, Джимате и еще ближе к Анапе, есть небольшой кусок, где относительное мелководье. То есть песок там может начинаться  рано.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Что еще здесь можно добавить? Ну, разве только то, что охотиться можно и на кефаль и на рифовую рыбу, в зависимости от сезона. Естественно, что осень и весна, как все прекрасно  знают – это кефалевый сезон. В межсезонье вполне можно находить места и нырять по рельефу. Для того, чтобы не вводить тут никого в соблазн и ненароком не выдать какую-нибудь военную тайну я думаю, мы не будем конкретно привязываться к каким-то точкам на этом участке побережья. Но может быть можно рассказать какие-то наблюдения по поводу того, как используя береговые ориентиры, можно находить интересный рельеф.

БЕРЕГОВЫЕ ОРИЕНТИРЫ ПРИ ПОИСКЕ РЕЛЬЕФА

М.КУЗНЕЦОВ: В принципе соображения на этот счет есть. Достаточно все несложно.

Есть определенные наблюдения, которые в принципе работают почти в 95-ти процентах случаев.

То есть если вы смотрите на берег и видите, как правило (если мы говорим о побережье, начиная от Анапы  в сторону Сочи) везде скальный рельеф. Мы не видим равнину, мы видим горы. Если мы видим, что горы в своем основании и в своей основной структуре имеют такую плотную скальную породу и, причем, порода должна быть не узкая. У нас горы созданы из таких скальных пластов. Так вот, если эти пласты узкие и тоненькие, то это говорит о том, что эти пласты будут на глубине распадаться, и ничего хорошего не жди в плане наличия каких-то там завалов, укрытий и так далее. То есть они будут распадаться в ноль. А если мы видим толстые пласты,  то с высокой степенью вероятности, эти пласты где-то на глубине будут разрушаться, и там могут образовываться хорошие завалы и гроты. Что соответственно будет интересно для рыбы, для ее обитания. Ну и для нас, как охотников соответственно тоже. Еще бывает такой глинистый вид горной породы. То есть мы не видим,  каких-то там пластов и чего-то мощного. Но в этой породе мы видим отдельные какие-то камни. Вот это тоже может говорить о том, что эти отдельные камни могут быть и на глубине. Забегая вперед, я расскажу об еще одном интересном моменте. Это кстати для меня загадка, и может кто-то из вас какую-то идею подкинет. Я наткнулся на вот что. Гора метров 30-ть высотой, и на верхней часть этой горы идет пласт, пласт из застывшей лавы. Видимо лава застывала, когда заходила в воду, она застывала вместе с галькой. То есть на высоте 30-ть метров над уровнем моря идет пласт застывшей лавы с морской галькой. Что бы это могло быть?

 

М.БУЙНОВ: У меня есть идея. Но, во-первых, Миша я с тобой не согласен, что это лава. Почему? Я немножко пытался изучать геологию наших районов. У нас здесь не было вулканической деятельности. Все что у нас, наше побережье, сложено из донных отложений  океана Тетис, который здесь был. А вот то, что ты видел, это возможно, композитный материал. То есть, возможно, где-то была береговая галька, которая попала в пласты, ее сжало, и в последующем получился такой вот материал похожий на бетон.  

 

М.КУЗНЕЦОВ: Понимаешь такое ощущение, когда ты смотришь на нее, что действительно это бетон! Просто взяли и в гальку добавили цемент.

 

М.БУЙНОВ: То есть, вот эти мергельные слои в наших скалах состоят из мельчайших отмерших животных, которые были  в океане. Они были, как связующее, напластовывались, так и получился этот «цемент». А возможно где-то в том месте, где ты нырял, был выход той гальки, которая сдавилась, смешалась и, в итоге, получились такого рода камни. Но это просто моя версия. А галька могла попасть в то место, потому что там был вынос рек.

 

М.КУЗНЕЦОВ: А как она попала на высоту 30-ть метров над уровнем моря?

 

М.БУЙНОВ: Так потом же там была деятельность, не вулканическая, а именно когда Кавказский хребет образовывался. То есть пошли большие пласты, и они приподняли это над уровнем моря. Не знаю, сколько тысяч лет назад это было. Когда образовалась средиземная часть и Черное море, вот в это время это и произошло. Но, по-моему, именно вулканической деятельности в нашем районе не было. Но все может быть. И я могу ошибаться, ведь гейзеры то есть.  

 

А.ЛОСЕВ: Которые, кстати делают свою работу, и эффект получается не хуже.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я понял. Тогда я скажу одну вещь. Вот если вы видите такой пласт, то это говорит о том, что такой пласт есть и на дне. И это тоже интересное место для охоты.

К.БУЙНОВ: Да, и он, как правило, не распадается. Потому что его структура позволяет ему держать большую площадь, большую массу.  

 

М.КУЗНЕЦОВ: Он распадается на камни.

 

К.БУЙНОВ: Да, но на большие плиты.

 

М.КУЗНЕЦОВ: На большие плиты, которые интересны для охоты. То есть, там есть рыба. Именно в таких местах они образовывают завалы. Так что нужно, изучая допустим тот или иной кусок берега, повнимательней смотреть на срез рельефа, который находится над  уровнем воды.

И, в принципе, «прочитав» этот срез можно с высокой степенью вероятности понять, что может ждать на глубине.

 

К.БУЙНОВ: Мы, кончено, самый такой, наверное, интересный участок брега взяли от Новороссийска до Анапы. Само побережье оно конечно очень богато на места со скальными такими выходами, и вообще различными местами, где можно поохотиться на рифовую рыбу. Я сам нырял в основном Утрише, и на побережье Дюрсо. Очень часто от Дюрсо до Широкой Балки, и можно сказать, что на этом и все.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Не надо рассказывать, где ты нырял, ты лучше расскажи, что-нибудь такое, что может как-то помочь обрисовать этот регион. Может быть, вспомнишь какие-то случаи, особенности, что-то такое интересное в контексте передачи.

 

К.БУЙНОВ: Именно касаемо рельефа?

 

А.КУЗНЕЦОВ: Именно касаемо, вот этого вот участка, необязательно рельефа. Какие тут вообще особенности охоты?

К.БУЙНОВ: Я думаю, что особенности в том, что ты идешь глубину, находя перепад глубин.  Возможно, вы со мной не согласитесь, но есть еще один интересный момент. Это даже можно увидеть, глядя на карту. Возникает ощущение, что у нас есть как бы «второй берег». То есть, возможно, когда-то уровень моря был ниже метров на 20-ть, и он образовывал обрывистый берег. Такой берег есть везде.

Его здесь по-разному могут называть – «свалка» или еще как-то. И, как правило, в этом месте сосредоточено все, и рыба и камни. Нагромождения камней будет именно в этом месте, так как перепад глубин позволяет этим скалам скатываться друг на друга, нагромождаться и так далее. Это происходит  в разных местах и на разных глубинах, а людям просто нужно такое место найти.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Я здесь отмечу что, Костя из тех охотников, которые всегда предпочтут глубоководную охоту. Он достаточно глубоко ныряет, и, в общем-то, 20-ка – это для него нормальная глубина. Костя, а глубже ты ныряешь?

 

К.БУЙНОВ: Нет, я глубже, наверное, здесь в Черном море и не пытаюсь. Потому что это довольно таки, особенно одному, опасное занятие. Но конечно, когда видишь все эти зоны, интересно пойти поглубже, чтобы что-то новое для себя посмотреть. Я бы еще добавил, что все мысы обладают таким свойством, что их можно исследовать очень долго. Потому что нет такого быстрого перепада глубин, когда ты выходишь на нерабочую для себя глубину. Пространство там огромное. Ты можешь нырять находить какие-то незнакомые участки, места. Пусть это будет не такой рельеф, где набьешь сразу много рыбы. Но каждый раз ты  для себя откроешь такое место, какой-то один-два камня, где будет рыба. И ты эту рыбу возьмешь с удовольствием, и отметишь для себя новый участок, который ты не знаешь еще. Поскольку мы не останавливаемся на конкретных местах, мне наверно нечего добавить.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Андрей?

А.ЛОСЕВ: Я считаю, что это кончено самые интересные места на нашем побережье – от Новороссийска до Анапы.

Единственное  в чем сейчас большой минус, а может быть это в чем-то и плюс для некоторых таких людей как я, имеющих лодку, – это наличие баз частной и получастной собственности. Которая, всеми правдами и неправдами, а точнее, как мы все знаем неправдами, перекрывает охотникам доступ к водоему. И поэтому уже, без наличия лодки, исследование этого района становиться все более и более сложным, и все менее интересным. Когда ты едешь насладиться своим любимым делом, а вместо этого нарываешься на вежливо улыбчивых охранников, которые указывают тебе нужное направление, но недалеко и не в сторону моря.

Поэтому район тем и уникален, что эти места, последние участки дикой природы, практически уже  захвачены «сильными мира сего». Вот, пожалуй, и все.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Кстати, касательно выхода к водоему. Как раз может быть чем-то поможет наша программа, где профессиональный юрист рассказал о том, как можно с этим бороться, и что есть определенные права у всех охотников и у всех граждан на доступ к водоему. Насколько я понимаю чаще всего можно столкнуться с тем, что не пропускают тех, кто на машине.

Но не пропускать охотника, который идет пешком к водоему никто не имеет права.

От себя добавлю, что с моей точки зрения, этот участок от Анапы до Новороссийска отличается от участка, который идет от Новороссийска в сторону Сочи. И связано это, прежде всего с тем, что из Новороссийска, точнее в районе Новороссийска идет береговое течение. И это течение, насколько я понимаю, выходит с глубины, вероятно в районе Новороссийска и дальше, и движется вдоль побережья в сторону Керченского пролива. Это создает определенные особенности, связанные с биологическим составом воды и температурой. Я думаю, что все замечали, что температура воды летом бывает на градус на два ниже, чем допустим в районе Геленджика. Только я это замечал? Или другие тоже?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Да, Саша в принципе все бывает, и в Геленджике холодная вода, и у нас бывает.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Нет, я вот замечал это довольно часто, и мне кажется это тенденция. Да и прозрачность воды, на мой взгляд, тоже выше – в сторону от Новороссийска до Геленджика.

 

М.КУЗНЕЦОВ: От Новороссийска в сторону Геленджика? Нет, Саша, не выше.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Все равно более чистая какая-то вода. Это течение несет всю грязь с города, особенно в районе Новороссийска. В сторону мыса Хака и дальше в сторону Широкой Балки мне кажется вода не такая чистая, как в районе Геленджика. Хотя вроде бы это рядом.

 

К.БУЙНОВ: Я, пожалуй, соглашусь.  

 

М.КУЗНЕЦОВ: А я не соглашусь. Потому что я очень часто нырял до Оки, Кабардинки, и часто бывало, что там была очень мутная вода.  

 

А.КУЗНЕЦОВ: Миша да никто не спорит там бывает мутная вода, особенно после того как туда начли вывозить после углубительных работ ил и песок, и стали его там высыпать. Это сильно повлияло на прозрачность и на качество воды. Я думаю, что в итоге, поменялось многое. Но это, на мой взгляд, нетипично для этого участка.

 

К.БУЙНОВ: За Геленджиком, как правило, вода очень чистая.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я вам скажу вот что. Например, у меня было лето, когда я нырял в Жанхоте. Я приехал, была очень хорошая прозрачная вода, я охотился на максимальных для этого места глубинах. По-моему на 18-ти метрах еще есть рельеф, от 15-ти до 18-ти примерно. И, в одну секунду, может быть даже одну минуту, когда я нырнул и всплыл – была чистая вода. Но когда я потом нырнул я попал уже в мутную воду, причем в такую реку мутной воды! Из глубины вышел слой такой низкой прозрачности, что просто руки вытянутой не видно было. И я даже не понял, что это было. Я подумал, что меня снесло куда-то или еще что-то случилось, понять  я не мог. Я поставил другую, начал обныривать, и в те камни, которые я видел на предыдущем нырке я просто уткнулся носом. Я попросту их не видел!

 

К.БУЙНОВ: Я видел что-то похожее однажды.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Но именно в том районе. Это было неоднократно, и не только я это замечал. Я разговаривал с ребятами. Но, буквально через минут сорок или час, это все быстро протянуло, и опять пришла чистая вода. Конечно, она уже не такая чистая была, но все протянуло. Такие тоже бывают моменты.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Ну, бывают. У всех свои наблюдения. Может Андрей нас рассудит? Андрей, что ты думаешь по этому поводу?

 

А.ЛОСЕВ: Я могу сказать, что я тоже наблюдал такие явления, но я не задумывался особо над этим. Случилось и случилось

 

 

А.КУЗНЕЦОВ: Я имею в виду, что сильно отличается участок побережья – от Новороссийска на запад, от участка – от Новороссийска на Восток. И этот контраст чувствуется буквально совсем неподалеку – в нескольких километрах.

 

А.ЛОСЕВ: В частных случаях, да и, в общем и целом, до, наверное, до Запшата, туда до Криницы, везде примерно ровное побережье. По крайней мере, за Геленджиком оно еще относительно одинаковое.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я бы хотел добавить, что если мы говорим про подводный рельеф участка от Анапы или …Мы сейчас говорим об участке от Анапы до Новороссийска? Или уже пошли дальше?

 

А.КУЗНЕЦОВ: Нет, пока что мы «застряли» на Новороссийске.

 

М.КУЗНЕЦОВ: На Новороссийске? Так вот этот участок около Новороссийска и туда, в сторону Анапы, он имеет такой гористо-холмистый рельеф. Там нет, а точнее просто мало гряд, идущих в глубину. То есть там просто небольшие береговые грядки, а дальше идет местность, состоящая из каких-то подводных холмов.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да. Все что от Дооба и в районе Дооба.  

М.КУЗНЕЦОВ: От Даоба и в районе Даоба идут такие – скальные гряды.

А.КУЗНЕЦОВ: Да, идут гряды и иногда высокие.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Они идут, иногда либо под углом в море, либо перпендикулярно берегу. Уходят на приличную глубину и там они могут рассыпаться, могут не рассыпаться - это уже другой вопрос. Но, именно здесь, все побережье в основном вот такое, именно состоящее из гряд.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да. И эти гряды могут быть достаточно причудливыми и иногда этот рельеф просто поражает. Когда ты попадаешь в такое место, где гряды идут под углом, близким 90-а градусам ко дну. Они чуть-чуть наклонные и очень высокие. И, ты плывешь как по таким каким-то ложбинам или каналам, таким которые могут тянуться туда на глубину.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Да.

А.ЛОСЕВ: Согласен, за Геленджиком особо красивые рельефы.

Может быть не всегда они рыбные, но тем не менее. Я заметил еще одно отличие. Часто в этих грядах за Геленджиком, и между грядами, присутствует ил. И поэтому малейшая зыбь поднимает муть. Хотя, в то же время, в сторону Анапы, лично я, ила не помню. Я не видел, чтобы на глубинах он так вот скапливался в больших количествах. Я для себя вот такую вот особенность отметил. Но мне конечно больше нравится нырять за Геленджиком именно по эстетическим соображениям – там красивее.  

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да я знаю, что ты Андрей больше в ту сторону любишь ездить.

 

А.ЛОСЕВ: Да, и если идет хороший такой легенький норд-остик, прозрачная вода, то ты получаешь именно удовольствие. Хотя, по количеству стреляной мною рыбы в сторону Утришей – у меня больше улов получается. 

 

А.КУЗНЕЦОВ: Но отмечу тоже свои наблюдения по рельефу, начинающемуся от Доба и дальше, где присутствуют такие гряды. Что там нужно искать? Нужно искать такие места, где вот эта гряда упала. И вот там, как раз и будет рыба. То есть,  в этом длинном канале нужно искать вот эти бреши, эти участки.  

 

А.ЛОСЕВ: Мне все время кажется, что там даже больше вариантов, где бы рыба могла поселиться.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да – это участки, где вот эта стена упала. Эта стена будет лежать на дне, и скорее всего, что она будет являться убежищем для рыбы. Еще одна особенность, которую я хотел бы отметить, это то, что на этом рельефе может рыбы не быть. И такое может быть на достаточно большом участке побережья надо искать вот такое одно уникальное место, где она вся собирается.

То есть можно проплыть несколько этих гряд, пронырять и ничего не обнаружить, а в это время вся рыба будет находиться в двухстах метрах от этого места, допустим под каким-то одним камнем.

А.ЛОСЕВ: Вот, что я еще могу отметить, исходя из моих наблюдений. Может они и ошибочны, но мне кажется, что таких экзотических редких рыб там не встретишь. Лично у меня встреча с ними происходила ближе к югу. В направлении от Новороссийска до Анапы, лавраки, луфарь – встречаются чаще, чем в сторону Анапы.

М.КУЗНЕЦОВ: Вообще, Андрей, я с тобой согласен. Что касается лаврака, то участок берега от Геленджика и туда дальше гораздо перспективнее именно по лавракам. Не знаю с чем это связано, но и почему-то практика показывает именно так.

 

А.КУЗНЕЦОВ: И по луфарям так же. Мне они чаще попадались.

 

А.ЛОСЕВ: Там мне попадался даже лосось. Иногда просто видишь маленького лосося, наблюдать за ним интересно. Но более часто это может быть из-за того, что все-таки становится южнее, все ближе и ближе к Абхазии, уже там, где Сочи и Абхазия. Но, вот в районе Сочи, насколько я понимаю, рельеф уже трудно найти.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Давайте пока о Сочи мы не будем говорить, а то мы как-то сразу перескочили. Уже больше нам нечего сказать по участку от Геленджика в сторону Сочи?  В районе Геленджика?   

 

К.БУЙНОВ: Ребята мы, во-первых, Новороссийск вообще вырезали из нашего обсуждения!

 

М.КУЗНЕЦОВ: Потому что Новороссийск – это бухта.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да,

Новороссийская бухта.

К.БУЙНОВ: Ну и что, что бухта. Есть же, к примеру, Пинайские Банки.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Костя, Новороссийская бухта имеет низкую прозрачность, и как следствие мало пригодна для хорошей качественной нырковой охоты.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Но раз уж ты коснулся, расскажи про бухту. Места не выдавай, вкратце. Хотя, те же самые банки – там, насколько я знаю, рыбы то уже и нет.

 

К.БУЙНОВ: Именно поэтому я и хочу об этом поговорить. Потому что место интересное, и более того – туда не каждый попадет. Это сейчас бухта, и там надо чуть ли не разрешение брать на подводные работы. Поэтому место и уникальное. Миша, ты же, наверное, нырял на банках? Подобный рельеф очень сложно найти, потому что он находится далеко от берега. В центре бухты камни, примерно такой же структуры, как ты рассказывал. То есть создается такое ощущение, что это какой-то древний застывший бетон.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Костя, я помню, что у тебя теории даже какие-то были на этот счет.

К.БУЙНОВ: Это не у меня. Это у нас на работе парень увлекается. Он говорил, что возможно это когда-то в центре бухты было что-то типа маяка, или что-то подобное.

То есть воды в этом месте не было и возможно, что это какие-то древние сооружения. Уровень воды в Черном море был ниже как раз где-то метров на 20-ть, поэтому эта часть была когда-то сушей. Место конечно очень интересное. А рыба, я думаю там и сейчас есть. Нельзя сказать, что ее нет.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Я лично для себя сделал такой вывод, что даже при наличии лодки можно найти множество более интересных в плане рыбы мест. А именно там – ловить нечего.

 

К.БУЙНОВ: Безусловно. Но мы сейчас говорим о рельефах. Там огромные камни, метра по четыре, четыре на два. Прямо плиты, которые навалены друг на друга. Вдобавок, там есть разные интересные морские объекты, например якорные цепи. То есть там получаешь большое удовольствие, там чаще может быть ныряют дайверы.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Кстати, у кого-нибудь есть соображения, куда рыба-то оттуда делась?  Дайверы ее всю выгребли или еще что-то случилось?  

 

А.ЛОСЕВ: Я как представитель этой касты мореплавающих, считаю, что виной эти танкера 150-ти тысячники, которые проходят там. Причем, как раз пинайские банки нужно проходить ходом со скоростью не менее 7-8 узлов. Следовательно, идет волна от гребных рядов, которая мягко говоря, неблагополучно влияет. Мало желающих жить возле порта. Это мое мнение. И рыба оттуда уходит из-за этого. Ну, и плюс конечно, нагрузка дайверов влияет.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я скажу больше. Не только нагрузка дайверов, а еще и нагрузка самих подводных охотников там есть. Потому что, кроме того, что там дайверы постреливают, есть еще и подводные охотники, а рельеф там очень простой. Ведь есть простой рельеф, а есть сложный. Есть такой рельеф, когда рыба спряталась и ты ее никак не возьмешь. А там можно брать практически везде эту рыбу при определенных навыках. Поэтому пинайские банки,  если мы говорим о них, уже утратили свою актуальность на сегодняшний день. По-крайней мере для меня, насчет остальных не знаю.  

 

А.ЛОСЕВ: В плане рыбы – возможно. Но в плане интересного места – нет. Я был там, в прошлом году и в очередной раз поразился именно красоте и уникальности этого места. И мне кажется, они никогда не утратят свою актуальность. Может быть не по количеству добытых горбылей, там есть другая рыба. Там очень часто можно встретить хороших зубарей.

 

М. КУЗНЕЦОВ: Хорошо, если по этому месту, мы все обсудили, я готов обсудить еще одно интересное  место в нашей бухте. Саша ты на банках нырял? Твои впечатления?

 

А.КУЗНЕЦОВ: Ты имеешь в виду на пинайских?

 

А.ЛОСЕВ: Да.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Пинайские банки для меня  стали можно сказать толчком к тому, что я начал стараться нырять глубже. До этого я больше как-то береговой охотой занимался. Это было на заре моего серьезного увлечения подводной охотой. После того, как мы с Костей в первый раз попали на банки, я понял, что надо нырять глубоко. Потому что, там гораздо интереснее, чем лежать у берега.

И из-за кефали, и именно из-за красоты этого рельефа и ощущений, которые испытываешь, ныряя в прозрачной воде возле таких огромных скал, гротов. Ну, а по рыбе да. Первый какой-то восторг прошел, а последующие поездки на это место  показали, что рыбы там практически нет, и вероятно виной тому сразу комплекс причин, которые тут уже озвучивали – и танкера, и охотники, и дайверы. И самое главное, что там действительно рыбе спрятаться негде. Есть места, где она может обитать и прятаться. А здесь ее выгребли, ее распугали из этих гротов и все.

 

А.ЛОСЕВ: Давайте тогда обсудим еще один интересное и уникальное место в бухте. Я считаю, что это Суджукская коса, остров. Говорили, что не будем конкретно называть, но туда просто ездят охотиться паломничеством.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Ага, – теперь конкретно назовем!

 

А.ЛОСЕВ: Назовем. Потому что здесь паломничество и это ни для кого не секрет. Эти места  я думаю можно назвать колыбелью подводной охоты Новороссийска. Потому что возможно все оттуда начинали. Это очень удобно, подплыл, разделся и сразу с косы нырнул. Я первый год тоже там охотился, это было лет восемь назад. И мне, в общем-то, больше ничего на тот момент и не надо было. Потому что там практически всю рыбу можно найти. А начинающему охотнику больше кефаль интересна, и как раз вокруг этого острова, в сезон – в сентябрь, вполне можно было ее настрелять. Потом последующие годы я удивился, насколько изменилась экология этого места. Раньше там были серо-бурые водоросли и прозрачная вода, и если была мутная  вода, то это была не технологическая муть – просто мутная, как бывает при взбаламучивании песка, ила.

А года два или три назад, когда я туда плыл, я почувствовал, что там уже воняет просто мочой, какими-то стоками.

Поэтому больше у меня желания туда возвращаться нет. Я не знаю, может кто-то из вас был там недавно? Какие впечатления, поделитесь. Но мне очень жаль, что это место вот таким образом испортили. Для тех кто не знает – у нас есть очистные сооружения в этом районе, а поскольку Новороссийск продолжает усиленно строится, они видимо не справляются, а мощности там не добавляются.  В общем, я почувствовал, что плаваешь именно в этом всем.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да. Я тоже кстати замечал там такой явственный запах мочи. И естественно он берется из очистных, тут сомнений быть не может! И это та причина, по которой меня туда не особо тянет. Да и вообще, я, честно говоря, как и большинство Новороссийских охотников, наверно все-таки стараюсь ездить куда-то подальше. Потому что все-таки город есть город. Здесь и сточные воды, и во время дождей что-то намывается с наших холмов. В общем, конечно гораздо приятнее нырять в чистой воде.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я предлагаю пойти дальше, уйти уже от всех этих стоков и сливов и перейти именно к рельефам.   

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да. Давайте, я сделаю небольшой завершающий обзорчик. Что можно здесь у нас сказать по бухте?  То, что

в бухте зимует кефаль, лобан, и по весне рыба начинает проявлять активность, когда прогревается верхний слой воды. Тогда, в принципе,  можно достаточно эффективно нырять у нас в бухте.

Так же осенью, когда рыба заходит на зимовку. Вот этот период, когда уже вот-вот начнется зима, тоже есть несколько мест, где можно нырять. Да, и, в общем-то, в любом месте, где можно подъехать к морю в городе и понырять. Тогда можно подстрелить кефаль. Но это, опять же, зависит от множества факторов, среди которых и температура воды, и ее качество. Например, в этом году мы все сезон благополучно потеряли из-за того, что вода расцвела и рыбу никто здесь не смог брать, потому что она просто видимо где-то вдали от берега держалась. Все, тогда пойдем дальше?

 

К.БУЙНОВ: Давайте вкратце Новороссийск и Геленджик обсудим? 

 

А.КУЗНЕЦОВ: Костя, подожди. Во-первых, нас уже начинает время поджимать. Давайте немножко уплотним график. По Геленджику, я думаю, что в принципе мы прошлись уже достаточно, не упираясь конкретно в какие-то места и их обсуждения. Поэтому  я предлагаю перейти туда дальше: в район Прасковеевки и оттуда уже к Сочи.

ДАЧА ПУТИНА

М.КУЗНЕЦОВ: Насчет района Прасковеевки. Могу сказать, что там, где сейчас стоит дача Путина, я раньше несколько раз нырял. Места там очень интересные в плане рельефа. Скажем так, что такой оригинальный рельеф я мало где встречал.

 

К.БУЙНОВ: Миша ты говоришь о мысе Индокопас?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Мыс Индокопас и в сторону – что там у нас?

 

К.БУЙНОВ: Криница

 

М.КУЗНЕЦОВ: Да, Криница

 

А.ЛОСЕВ: Малоканова щель – как раз то место, где стоит дача. А мыс Индокопас был моим любимым местом. Там вообще красивейшие места.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Твоя «Мекка» была да?

 

А.ЛОСЕВ: Да, я там просто обижен частично.

 

М.КУЗНЕЦОВ: Андрей, тогда я уступаю тебе место, так как я там бывал всего пару раз. Если это твоя «Мекка», то хотя бы вкратце расскажи нам, что там, как там было?

 

А.ЛОСЕВ: Это было прекраснейшим местом для отдыха всей семьей. На берегу присутствовал небольшая галечка и два метра в воду тоже галечка. Для детей и жен прекрасное место для купания. И в тоже время на глубине начинался рельеф. И на самом мысе Идокопас шли как раз такие гряды, которые можно наблюдать с поверхности.

То есть они могут не доходить до поверхности на три четыре метра, и в тоже время на четыре пять шесть метров идти вглубь.  Насколько я знаю, периодически туда пускают. То есть, тем не менее, закон то действует. Но запрет прохода по побережью аргументируется тем, что это погранзона, где ведутся активные учения пограничников. В прошлом году, я знаю, что прорывались люди. При наличии паспорта можно было пройти. Места конечно уникально красивые! Есть роднички на берегу. Раньше мы ходили туда с палатками на несколько дней. Но теперь это все потихоньку закрывают. А после Идокапаса я не очень знаю район. В районе Криницы, то есть если возвращаться с Криницы в сторону Геленджика – уже несколько другое побережье. То есть сами побережья-то похожи, но в воде могут присутствовать крупные камни. Но это все для глубин 7-8 метров, не более того. Поэтому я даже не знаю, кто будет там нырять. Там довольно много мелкого горбыля, которого стрелять просто стыдно. Хотя места по слухам тоже очень красивые. Да, и, кстати, в 7-ми метрах начинается песок. Сколько я нырял, а я ныряю до 15-ки и 15-ку я проныривал – я ничего не видел. То есть голый ровный песок, и в то же время бывают огромные камни до 7-8 ми метров в диаметре. То есть образуются очень красивые пещеры. Но рельеф такой, что

простой рыбе спрятаться негде и она выбивается, и, причем видимо летом выбивается даже мелочь. Если в начале лета ходишь, и мелкотня крутится, – то горбыль, то зубарик. То к концу сезона, как правило «пустыня». Есть кефаль, она любит пастись на границе песка.

 

К.БУЙНОВ: Андрей, извини, а ты считаешь, что в тех местах много подводных охотников? У нас-то тут рыба присутствует, а там, как ты говоришь, она выбивается.

 

А.ЛОСЕВ: Она выбивается именно по причине простоты. То есть там реально присутствует много не столько охотников, сколько любителей. То есть – маска, трубка, ласты и какая-нибудь «берданка». Но рельеф настолько прост, что крупная рыба есть, но, чтобы ее пострелять, надо прилагать все усилия и хитрости. То есть заныривать за 10-ть метров и потом как-то подкрадываться к ней. Рыба там не живет, она находится в полубродячем

состоянии, все дома разорены. Насколько я представляю, возможно, я ошибаюсь, там очень простой рельеф и ей деваться некуда. Глубже в песок или мель, тоже идти некуда – и она за лето выбивается. То есть, вся проблема  в том что, рельеф мелководный, то есть рыбе уходить в глубину некуда. А присутствие народа сейчас уже кончено довлеет. И уже пора говорить о том, что культура охотников падает. Очень часто видно на берегу  людей, которые настреляли горбылика по сто, двести грамм. Человек выбил семью под этим камешком – и счастье есть! А потом эта же рыба просто валяется. Но это уже тема для отдельной передачи.

 

К.БУЙНОВ: Андрей. А вот расскажи поподробней, если со стороны Просковееевки идти (ты рассказывал, что ты там останавливался) – кто эти люди? И что они говорят. Мне интересно, я с этим не сталкивался. В саму Просковьевку проезд разрешен. Там есть знаменитая скала Карлос – я там несколько раз нырял. Тоже красивый объект, там все нормально. И можно идти в строну Геленджика сколько уйдешь. Но для палаток, для отдыха там слишком крупные камни на берегу. Поэтому некомфортно. Для ныряния может и неплохо, но для семейного отдыха это место не подходит. А если от Просковейки в сторону Криницы – это вообще культовые места еще со времен Советского Союза. Все хиппи, наши художники, поэты и прочие нестандартные личности, они шли в строну Экраха, Индокопаса и потом дальше. А самая первая остановка называлась Индокопас. И опять же все привязывается к чему-то, например к бухтам. Ну, бухтами это не назовешь, это скорее – бухточки. Также – ущелья, лес. То есть береговая черта – и буквально в 10-ти метрах начинается лес. Чем-то отдаленно похоже на побережье Малого Утриша. И, соответственно, в Малокановой Щели построена, как мы ее называем  – «дача Путина», хотя официально от нее открестились.

 

К.БУЙНОВ: Так она же не прямо на берегу построена?  

 

А.ЛОСЕВ: Она в метрах ста как раз в Малокановой Щели. Но в самой Прасковеевке находится погранотряд и отряд ФСБ. И если смотреть на Просковеевку, в сторону Криницы, прямо на берегу выстроен мост и стоит заборчик колючей проволоки и дежурят ребята с квадратными бицепсами, которые вежливо, но настойчиво говорят, что прохода нет, что это погранзона,  здесь проводятся постоянные учения, поэтому входит вам никак нельзя.

 

К.БУЙНОВ: Это с одной стороны – со стороны Прасковеевка. А с другой стороны так же, да?  

 

А.ЛОСЕВ: С другой стороны – Крыница. Но там участок побережья наверно больше 10-ти километров. А весь интерес находится как раз в районе Малокаломовой Щели. То есть там такой уникальный выход по берегу. Со стороны Криницы – очень долго и тяжело идти. Можно ехать на лодке, но цена вопроса? Прошлым летом это было 1000 рублей в ближайшую точку, и туда дальше цена соответственно все возрастала и возрастала. Насколько я понимаю, поток резко иссяк.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Хорошо, давайте двигаться дальше. Я здесь основной особенностью является то, что весь рельеф находится на глубинах до 10-ти метров, а иногда до 7-ми метров. А дальше идет песок или галька.  

 

К.БУЙНОВ: Насколько я знаю – да. Возможно, есть какие-то отдельные участки интересные, но мне они не пока попадались.  

КРИНИЦА

А.КУЗНЕЦОВ: Хорошо. Дальше у нас идет Криница. Бета то есть там. У нас, в общем-то, достаточно типичный рельеф, похожий на рельеф в районе Геленджика. Наверно там вряд ли можно отметить какие-то особенности, кроме этих уже упоминавшихся гряд.

 

К.БУЙНОВ: Я не знаю, я бы так не сказал. Там уже не такой рельеф идет на побережье. Я не нырял там, я был в бухте Инал и хотел бы понырять в этом месте, но порода там совершенно другая. Мне кажется, что рельеф под водой должен быть какой-то другой, интересней.  

 

А.КУЗНЕЦОВ: Миша, что скажешь?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я скажу,  что в принципе тот участок берега вплоть до Сочи я выборочно пронырял. По всем более менее доступным поселкам, где можно подъехать, либо по каким-то горным дорогам, какие-то щели. Общее впечатление такое, что весь участок преимущественно состоит из гряд, идущих у моря, либо параллельно берегу. И, как правило они мелководные. То есть самые глубокие места – точечно до 15-ти метров. А в остальном, может быть даже и на 8-ми метра уже начинаться песок. То есть точек в 15-ть метров крайне мало. Их можно посчитать по пальцам одной руки на очень большом побережье. А если, мелководные места, 8-10-ть метров максимум, там уже идет песок.

 

А.КУЗНЕЦОВ: А прозрачность?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Прозрачность, Саша,  к сожалению, весной хромает. Из-за рек, дождей и так далее. Здесь иного ущелий – все это выносится и растаскивается вдоль берега. Осенью еще более менее.

 

А.КУЗНЕЦОВ: А в сравнении с Новороссийском там хуже прозрачность?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Хуже.

 

А.ЛОСЕВ: Я еще добавлю. Я замечал, что на глубинах буквально 7-8 метров начало даже не песка, а ила. И иногда жутко слушать эти рассказы о сероводороде. И вот, когда ты ныряешь, этот ил просто бездонный, и соответственно при малейшем накате все это поднимается.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Андрей, ил выносится  речками. Как правило, там уже идет ближе к субтропикам и видимо дожди там сильнее, и может быть даже чаще. И это все, потихонечку растягивается и оседает на дне.

 

А.ЛОСЕВ: Ну да, это я и хотел сказать. Что летом при хорошем прозрачности это выглядит довольно жутковато. Вот эта серая масса и с ней выходят потоки газа. Это отдает фантастикой. Причем глубины большие совсем.  

СОЧИ

А.КУЗНЕЦОВ: Ну, хорошо, если все уже высказали свои наблюдения по этому участку, то переходим к Сочи. Сочинцев среди нас нет, поэтому будем опираться на тот опыт, который есть у нас всех, исходя из этих отрывочных поездок в тот район. У наших местных подводных охотников есть такое мнение, что в Сочи одна галька. И что делать там, в общем- то нечего. Кроме разве что охоты по кефали. Но, вот я знаю прекрасно, что есть там достаточно большое количество подводных охотников, которые наверняка там знают все места и успешно охотятся на самые разные виды рыб. Что мы сможем прояснить по этому вопросу?

 

М.КУЗНЕЦОВ: В самом Сочи я не нырял. Я нырял в Веселом, это ближе к Адлеру. Там действительно отличный пляж. Правда, я не знаю, как сейчас там с этой стрйкой, что там произошло. Я там давно не был. Но там очень хорошая охота по кефали осенью. Что касается Сочи, скорее всего, охота там по горбылю есть и скорее всего горбылевые места есть. Но я не знаю по поводу глубин, судя по береговому рельефу, по идее рельеф там есть, но где он заканчивается, я не могу сказать.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Андрей?

 

А.БУЙНОВ: Нет, я там не нырял, я был только проездами.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Костя?

 

К.БУЙНОВ: Я тоже ничего не могу сказать, кроме того, что читал  книгу одного сочинца, он в средиземном море охотился. Я, к сожалению, забыл его фамилию, но книга очень интересная. И в том числе он описывал и горбылей, и огромных ершей, еще в 70-е годах.

И поэтому я уверен, что рыба там есть любая и поскольку сама порода более плотная. Там, скорее всего, под водой есть скальные выходы с очень интересными гротами, но мы не знаем о них.  

 

А.КУЗНЕЦОВ: Ну, хорошо, я думаю, что мы восполним вот этот пробел в одной из наших следующих программ – попросим кого-нибудь из сочинцев рассказать об охоте в этом регионе. А сейчас я предлагаю в завершение нашей программы коснуться Абхазии. Мы, в начале, пообещали нашим слушателям рассказать немножко о рельефе и особенностях охоты в Абхазии, потому что частенько туда сейчас люди ездят. Это такое популярное направление. Андрей, ведь ты был там, может быть, ты расскажешь?

АБХАЗИЯ

К.БУЙНОВ: Вообще про Абхазию действительно очень хорошо написано на сайте Кубанских подводных охотников в «общалке». Там есть страничка, где очень популярно и доходчиво все описано. У меня сложилось четкое мнение – с одной стороны бедный на рельеф участок, то есть рельеф найти не так просто, и его не так много. Но с другой стороны для начинающих охотников это наверно просто рай. Галечный пляж, и в то же время, всегда наличие пусть не крупного сингиля, которого там более чем достаточно. Причем таких гигантских, по нашим мерам размеров. Султанка, ставрида, это те, которые даже не тянет стрельнуть. Довольно чистая вода. Но опять же, все зависит от времени года. Если идет западное, как они говорят течение любимой Грузии, то это всегда муть и грязь и не очень приятный запах.  И в то же время наличие речек.  Я уже несколько раз попадал так. Абхазия кончено славится наличием рек, поэтому  в случае погоды как сейчас, когда стоит то дождь, то не дождь – можно забыть про подводную охоту.  Это значит, что будет большой выброс грязной воды, будет муть. Но середина-конец лета, это, на мой взгляд, самое такое оптимальное приятное время.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Лично я там не был, мне сказать нечего. Миша?

 

М.КУЗНЕЦОВ: Я был только проездом, в воду не залазил.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Я считаю, что в формате, в общем-то, такого достаточно ограниченного времени, мы уже достаточно ощутимо рассказали о нашем побережье. Наверняка если вдаться в подробности, по каждому конкретному участку можно было бы наговорить на три такие передачи. Но мы себе такой задачи не ставим. Наша задача – дать краткий обзор побережья, а дальше уважаемые коллеги подводные охотники, берите в руки подводное ружье одевайте снарягу –  и полный вперед!  Исследуйте, находите собственные заветные места, любимые камни, заветные мысы и познавайте все это на собственном опыте и собственным трудом.  

 

М.КУЗНЕЦОВ: А я думаю, что в ближайшее время можно будет сделать передачу об Абхазии с Борисом Шулером. Я вспомнил, что он несколько раз был в Абхазии и рассказывал о достаточно успешных охотах.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Отлично! Если Борис не откажется, я надеюсь, попросим его рассказать об Абхазии. Потому что это действительно очень популярное направление, в последнее время.  Люди туда полюбили ездить. И из России и достаточно много туристов туда едет, в том числе и подводные охотники. Поэтому, давайте сделаем.  

 

К.БУЙНОВ: Я могу только добавить,  и это мое мнение, что все же Абхазия не спортивное место. Потому что пытался там искать горбыля на глубинах больше 10-ти метров, и я его почему-то не находили. И в то же время на глубине полтора метра он обнаружился.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Там охотников мало

 

К.БУЙНОВ: Охотников мало. Но там тоже такой рельеф, что после 10-ки начинается уже «пустыня». То есть весь рельеф трудно найти. Есть горбылиный рельеф, но его немного, насколько я знаю. Но опять же – за Новый Афон я не ездил. То есть Сухум – это мне неизвестно. А эти места, они действительно похожи на Сочи – галька иногда песок, и лишь немного с грядами, камнями. Там тоже очень красиво, но мелководно.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да.

 

К.БУЙНОВ: Наверно эта тема все же не для этой передачи.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Да. Хорошо, раз есть у нас человек, который там был, и я думаю, что хорошо все там исследовал. Боря человек скрупулезный, поэтому, надеюсь, что он прояснит этот вопрос. Коллеги, по теме сегодняшней программы есть у кого-то что-то добавить?

 

К.БУЙНОВ: Я считаю, что мы довольно подробно все рассмотрели.

 

А.КУЗНЕЦОВ: Тогда будем заканчивать. Миша, Андрей?

 

М КУЗНЕЦОВ: Да.  

 

А.КУЗНЕЦОВ: Спасибо всем, кто нас сегодня слушал. Мы постарались рассказать то, что знали и если есть что добавить, пожалуйста, оставляйте комментарии к этому выпуску, делитесь своими впечатлениями мнениями. Если есть, что предложить по темам наших следующих программ, у нас на форуме есть для этого специальный разделе. Пожалуйста, предлагайте ваших гостей, темы программ – мы с удовольствием учтем все ваши пожелания. На этом заканчиваем нашу программу. Всем спасибо и до следующих встреч!

 

М.КУЗНЕЦОВ: Всем спасибо. Пока!

По материалам сайта

Трофеи подводной охоты

Амур, 22 кг.
Амур, 22 кг.
 
Сазаны 15 и 16 кг.
Сазаны 15 и 16 кг.
 
Щука, 16 кг.
Щука, 16 кг.
 
Сом, 47 кг.
Сом, 47 кг.
 

Тактика охоты на рыбу

Линь
Линь
 
Головаль
Головаль
 
Карась
Карась
 
Щука
Щука
 

Copyright © 2012 Spearfish.ru. Телефоны: (495) 797-67-65,  (985) 191-42-44. E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.